Додзин-музыка/Культура

Материал из Touhou Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Факторы, окружавшие додзин-музыку с момента её появления, влияют на её звучание. Природа додзин-музыки стимулирует музыкальные кружки создавать аранжированную музыку из бисёдзё- и додзин-игр, которые принимаются с широким успехом в сообществе отаку. Опять же, с помощью DTM[1] гораздо проще создать техно, чем инструментальную музыку. В четырёх факторах, предопределивших такое явление, как додзин-музыка (додзин-мероприятия, DTM, компакт-диски, Интернет), есть общая черта — то, что можно назвать «отсутствием эксклюзивности», все они доступны.

Додзин-музыка передаётся от кружков к слушателям естественным образом. В этом процессе каждый из чётырёх факторов функционирует, как средство, соединяющее два других. Кружки воплощают своё вдохновение в звуки с помощью DTM, записывают его на компакт-диски для распространения на додзин-мероприятиях, или же загружают музыку в Интернет.

Подобные медиа, однако, не всегда могут быть легкодоступны, особенно когда музыкальная индустрия расширяет свой контроль над созданием и распространением музыки во всём мире. За исключением инди-музыкантов, очень немногие профессионалы обладали студиями звукозаписями, радиостанциями и магазинами компакт-дисков на протяжении 20-го века в Японии. Другими словами, возможность доступа к подобным средствам зависела от того, влиятельный ли ты музыкант, или нет. Для японской молодёжи первый контакт с крупным лейблом мог значить обретение привелигированного доступа к ограниченным медиасредствам. Конечно, люди могли продолжать любительскую музыкальную практику, однако в таком случае им приходилось бы ограничиваться скромными любительскими средствами.

Яркой особенностью додзин-музыки сегодня является её противопоставление этой ситуации. Как и было сказано, в чётырёх факторах вокруг додзин-музыки нет эксклюзивности, любой желающий может позволить себе обзавестись ими в качестве инструментов. И их стоимость вполне входит в рамки того, что можно считать инструментом для хобби. Компенсируя траты, любой может легко получить позицию музыкального додзин-кружка. И, что не менее важно, можно так же просто бросить эту позицию без страха и сожалений. Таким образом, относительно додзин-музыки можно применить определение «беззаботная деятельность».

«Беззаботность» возникла ещё в концепте M3. Хиромити Аикава, член комитета подготовки M3, указал на важность «беззаботной» природы M3 в интервью[2], где сказал, что миссия M3 заключается в предоставлении возможностей самовыражения всем, кто того желает.

«Беззаботную» природу додзин-музыки можно осознать только в сравнении с другими видами музыкальной деятельности. Впрочем, даже в додзин-музыке люди могут прекратить деятельность, если не могут позволить себе минимальные усилия, или организаторы додзин-мероприятия могут отклонить участие некоторых кружков. Нельзя отрицать и того, что и другая деятельность может иметь в себе эту же беззаботность, будь то DIY-культура (инди-музыка) или творчество (как музыкальное, так и видео) на YouTube и Nico Nico Douga. Обычные люди контролируют эти медиа, и многие могут использовать их в качестве средства самовыражения.

Негативной стороной «беззаботности» может быть то, что у додзин-кружков, в отличие от групп в коммерческой музыке, не существует дедлайнов. При этом додзин-музыку характеризуют, как конструктивную деятельность, на которую кружки тратят (или должны тратить) неограниченное число часов. В реальности «беззаботность» может значить как то, что некоторые кружки могут бросить свои усилия на полпути, так и то, что они будут бесконечно доводить свою работу до совершенства. Однако о таких случаях упоминают редко.

Можно сказать наверняка, что кружки додзин-музыки не обязаны подчиняться силам рынка. Действительно, некоторые кружки могут создавать только ту музыку, которую желают слушать только они. Но это не отрицает и того, что другие кружки продолжат делать свою музыку приемлимой для рынка.

Суть в том, что социальное окружение додзин-музыки не беспокоится о подобных негативных сторонах, наслаждаясь лишь позитивными. Нелогично предполагать, что «беззаботная» среда всегда будет производить замечательные результаты. Почему же тогда додзин-музыка получила такое признание?

Здесь можно обнаружить коллективное желание интерпретировать додзин-музыку как «нечто замечательное». Психологически люди склонны переоценивать значимость собственной социальной категории[3]. Участники музыкального додзин-сообщества зачастую рассматривают свою среду как источник превосходной музыки.

Кроме того, стоит заметить недавние перемены в публичном восприятии культуры отакудодзин-культуры). В Японии на протяжении 90-х принадлежность к «отаку» было социальным клеймом, подвергаемым осуждению. Однако после обретения широкого международного интереса к их культуре, отаку начали получать доверие социума — или, по крайней мере, избавились от чрезмерного презрения — на протяжении 2000-х. Можно предполагать и то, что подобные изменения оказали своё влияние на появление самоуважения у музыкального додзин-сообщества.

Несмотря на такое признание, до конца не ясно, от чего додзин-музыка представляется «чем-то замечательным». Действительно, трудно признать всю додзин-музыку высококачественной или инновационной. В этом факте легко убедиться, послушав несколько примеров «беззаботного» творчества. Беззаботность, собственно, заключается в том, что автор вправе бросить своё занятие в любой момент, или же последовать любому тренду, как ему заблагорассудится.

Однако эти негативные черты, произведенные «беззаботной» сущностью додзин-музыки, не принимаются основной идеологией современного общества. В современную эру всё в мире следует последовательному росту, от микро-уровня (физической и ментальной индивидуальной силы) до макро-уровня (национального процветания). Рост стал добродетелью, целью и долгом. Естественно, этот принцип прослеживается и среди музыкальных культур. Несмотря на разницу между профессионалом и любителем, большинство музыкантов стремятся достичь лучших выступлений или записать более качественные альбомы.

Другая растущая идеология — поклонение индивидуальности. Начиная с 90-х, индивидуальность стала важнейшей заботой японской молодёжи. Подобный энтузиазм, однако, имел значительный эффект на музыкантов в стране. Возник неписанный закон, принуждающий каждого музыканта создавать уникальную музыку.

С одной стороны, идеологии роста и индивидуальности должны были взрастить талантливых музыкантов, повышая вклад в поднятие качества культуры. С другой, поднятие планки имело побочный эффект на желание «музицировать»[4] обычных людей. Давление идеологий не позволяло любителям беззаботно заниматься музыкой.

Само собой, кружки додзин-музыки вправе принимать участие в символическом соревновании в рамках растущего влияния этих идеологий. И естественно, что многие кружки стремятся к росту и индивидуальности. И всё же, у додзин-музыки, как у формы музыкальной деятельности, свой путь, избегающий влияния этих идеологий. Кружки не обязаны подчиняться идеологиям. Они могут воздерживаться от соревнования, или же, если они в него вступили, могут свободного от него отказаться. Другими словами, додзин-музыка это та деятельность, где «беззаботность» заменяет собой иные идеологии.

«Беззаботность» додзин-среды и лёгкость «музицирования» подталкивает поклонников (Ippan-sankasha) организовывать собственные додзин-кружки, а музыкантам (Circle-sankasha) — покупать их диски, таким образом представители этих категорий могут легко меняться местами (так же, как и в случае с рисованием манги или написанием новелл).

Отталкиваясь от природы додзин-музыки, можно найти её определяющее отличие от инди-музыки. Инди-музыканты всегда будут стремиться к росту и развитию индивидуальности и принимать участие в соревновании, когда додзин-музыканты не обязаны этого делать.

Во избежание недоразумений следует заметить: хоть «беззаботная» сущность додзин-музыки позволяет остановить соревнование, она не принуждает к этому. Представители любого кружка будут рады, если их музыка получит признание, и у них, вероятно, возникнет желание добиться лучшего звучания, чтобы оправдать доверие фанатов. Без сомнения, подобные испытания нельзя назвать «беззаботными». Несмотря на это, ключевой идеей является то, что у музыкантов остаётся право выбора, принимать это испытание, или нет.

Не стоит думать, что «беззаботная» деятельность не приносит выдающихся результатов. Некоторые кружки могут добровольно и с особым энтузиазмом добиваться самосовершенствования, когда другие просто наслаждаются своим беспечным хобби. Кроме того, беспечные музыканты могут произвести экспериментальные или инновационные произведения, не говоря уж о массе скучных и удовлетворительных.

Додзин-музыка является одной из чистейших форм желания «музицировать». Кружки додзин-музыки вправе бросить свои занятия по малейшему желанию. Возможно, это и есть первоначальное состояние музыки, однако в Японии все беспечные музыкальные практики были вытеснены на протяжении последней четверти 20-го века, разве что за исключением караоке.[5]

Примечания

  1. Desktop Music (DTM) — псевдо-англицизм, которым в Японии обозначают музыку, создаваемую на персональном компьютере с помощью синтезированных инструментов и аудиоредакторов.
  2. (Ideguchi, 2012, pp.143-144)
  3. Hogg and Abrams, 1988
  4. «Музицирование (англ. „Musicking“) — музыкальный термин, применяемый Смоллом (1998)».
  5. The Possibility of Dojin Music : An Investigation of Music Activities Derived from the Japanese Otaku Culture