Curiosities of Lotus Asia/Глава 15

Материал из Touhou Wiki
Перейти к навигации Перейти к поиску
Страницы 98-106
< Глава 14   Curiosities of Lotus Asia   Глава 16 >
Curiosities of lotus asia 14 01.jpg
Curiosities of lotus asia 14 02.jpg
Curiosities of lotus asia 14 03.jpg
Curiosities of lotus asia 14 04.jpg

森近霖之助は物につけられた〈名前〉を視ることができる。彼は、その一風変わった力のために道具屋(香霖堂)となったのか。
それとも物たちを愛するがために、それらの〈名前〉を視られるようになったのか。
そんな霖之助のところへ霊夢が奇妙な石を手にやってきた。
〈名前〉を視る能力すら及ばない不思議な石くれ、その正体とは――?
絶好調の東方シリーズ連載、真夏の気怠い昼下がりを、香霖堂の饒舌と見立てが吹き抜けていく。

Моричика Ринноске обладает способностью увидеть название любого предмета. Быть может, он основал антикварный магазин Кориндо только из-за неё? Или вышло ли так, что он любит работать с предметами так сильно, что от этого он получил свою способность? Именно поэтому Рейму принесла ему странный камень. Камень, имени которого не узнать даже с помощью его способности. Какова же его природа? История по вселенной Тохо во всей своей красе, захватывающий разговор в Кориндо томным летним днём.

名前の無い石

Камень без имени

元来この世のあらゆる物には名前は付いていない。この世は様々な物すべてが混ざった混沌の世界だった。だが、太古の神々がこの世の物一つ一つに名前を付けて回り、今の世の様に秩序の取れた世界が生まれた。物に名前が付くとそこに境界が生まれ初めて一つの物として認識される。()わばその命名の力は無から物体を生み出す創造の力であり、まさしく神の力に等しい。そして、その強い力(ゆえ)、物は名前を付けられた事を覚えている。だから僕はその名前を視る事が出来るのである。

Изначально, ничто не имело имени. Все вещи этого мира были смешаны в хаос. Однако боги древности дали имя каждой вещи. Таким образом, родился тот мир, что мы сейчас видим. Когда вещи даётся имя, появляется новая граница, что даёт ей своё собственное значение. Другими словами, власть наименования — это власть над сотворением чего-либо из ничего, что присуща самим богам. И благодаря этой власти вещи сами запоминают свои имена. Вот почему я могу их увидеть.

僕は窓を開け、店内に夏の風を取り入れていた。外は人が出歩くには厳しい夏の日差しだった。店内はそれ程でもないが、それなら少し風でも楽しもうと、僕は窓に風鈴を釣り下げた。

Я открыл окно, чтобы впустить в магазин свежий летний воздух. Снаружи солнце светило настолько ярко, что даже выйти на прогулку было бы затруднительно. В магазине и так было неплохо, но я всё равно повесил колокольчик на окно, чтобы получить больше удовольствия от свежего ветра.

―――カランカラン

Динь-дилинь

「居るよな」

―Ты тут?

「居るけど……何か嬉しそうだね。魔理沙にしては珍しくもなく」

―Тут, но… Чему ты так радуешься? Правда, для тебя это не такая уж и редкость, Мариса.

「珍しいのか何なのか判らないぜ」と言いながら魔理沙は帽子を取り、売り物の壺の上に腰掛けた。冷やかしに来た割には随分(ずいぶん)暑そうだ。

―Редкость или нет, это неважно, — сказала она, сняв шляпу и сев на кучу товаров. Похоже, даже холодная голова не поможет в такой жаркий день.

外はすっかり夏である。大きなスカートとふわふわの服。大きな黒い帽子と魔理沙の重装備では、暑くないのかと心配だが大きな帽子は日光を避けられるので案外快適なのかも知れない。

На улице уже полным ходом идёт лето. Но Мариса всё равно надела длинную юбку и витиеватое платье. Меня немного волновало, что в большой чёрной шляпе и тяжелой одежде ей, должно быть, жарко. Однако шляпа могла также закрывать её от солнечных лучей, поэтому, может быть, ей так было даже лучше.

「あー暑すぎて頭が煮えるぜ。それでこんな物拾ったんだが、これって外の世界の石だろう?」

―Ух, от этой жары у меня скоро голова сварится. Кстати, я недавно нашла вот эту штуковину. Может быть, это камень из внешнего мира?

「あー?」

―А?

魔理沙が四角い小さな石を取り出した。驚くべき事に金属の足が何本も生えている不思議な石だ。

Мариса достала маленький квадратный камень. К своему удивлению, я заметил, что у него были металлические ноги. Весьма необычный камушек.

「これは……確かに外の石だが」

―Это… И вправду камень из внешнего мира.

「そうだろうそうだろう。こんな変な石が幻想郷にある訳無いもんな。それで、何か面白い物なのか?」魔理沙は嬉しそうだ。

―Да-да. Такой странный камень не может быть из Генсокё. И что, в нём есть что-нибудь интересное? — Мариса заметно обрадовалась.

「これは半導体(はんどうたい)と言って、外の世界ではよく使われている人工の石だ。基本的には式神を扱う時に使う物だが……残念ながらこれ単体では何の役にも立たないよ」

―Он называется полупроводниковым чипом, и он был искусственно сделан во внешнем мире. По сути, его используют для управления сикигами… Но, к сожалению, сам по себе он бесполезен.

「あーそうなのか? 何が足りないんだ?」

―Правда? А чего ему не хватает?

「そこまでは判らないが、これはもっと大きな道具のほんの一部でしかないよ。本来こういった石は(いく)つか組み合わせて使うんだ。そうすると式にありとあらゆる事を命令出来るらしい」

―Вот этого не знаю. Знаю только, что он является частью большего приспособления. Такие камушки изначально сделаны для того, чтобы использовать их вместе в больших количествах. Насколько я понимаю, таким образом можно давать указания сикигами.

「そうか、これ一つだと足りないんだな。ま、取り敢えずお守りにでも使わせて(もら)うよ」そういうと魔理沙は半導体(はんどうたい)を帽子のリボンに付けた。

―Ясно, значит, в одиночку он бесполезен. Ну, тогда, сделаю из него амулет. — Сказав это, Мариса прицепила чип к ленточке на шляпе.

魔理沙は自分が持ってきた石の正体が判り、満足した感じで本を読んでいた。半導体はちゃんと使う人が使えば、ありとあらゆる事が出来ると言われている。具体的な使い方は判らないが、それでもありとあらゆる事が出来るとのだからお守り程度には使えるのだろう。大きさ的にも親指大程度で邪魔にならないし丁度良いのかも知れない。

Поняв, чем был тот камень, который она принесла, Мариса выглядела удовлетворённой и начала читать книжку. Говорят, когда полупроводники попадают в руки знающих людей, они могут сделать всё, что угодно. Поэтому, даже не зная, как их использовать, сделать амулет из вещей, способных на всё, было бы очень неплохой идеей. По размеру полупроводник не больше пальца, и он не занимает много места, поэтому он отлично подходит для этого.

魔理沙にとって、名前が判るまではこの半導体もただの石である。ちょっとばかし黒くて足が生えているだけの石だ。名前が付いていなかった魔理沙の世界では物の区別をする事が出来ない。でも僕に名前を聞く事で、たちまち石は単独で動き出し、晴れてお守りになったのだ。

Ну а для Марисы, до тех пор, пока она не знает его имени, полупроводник — это всего лишь камень. Глупо выглядящий чёрный камушек с ногами. В мире Марисы, что-то, у чего нет имени, ничем не отличается от чего-то другого. Но когда она узнала от меня имя камня, у него внезапно появилось собственное значение, и он сразу же превратился в амулет.

しかし、別に僕が名前を付けた訳ではない。名前は既に付いていたのだ。僕と魔理沙の違いは、ただその名前が見えたか見えないかだけに過ぎない。道具になった気持ちで見つめ、道具が視てきた記憶を共有する。それが道具に対する愛であり、その愛さえあれば名前を知る事ぐらい朝飯前である。

Однако я не выдумал это имя. Имя ему дали ещё до меня. И разница между мной и Марисой лишь в том, что я могу его узнать, а она — нет. Видеть чувства предмета, и видеть его воспоминания — это, по сути, одно и то же. Это зависит от любви к нему. И если ты и вправду любишь предмет, узнать его имя не составит никакого труда.

―――カランカラッ

Динь-дилинь

「居るかしら?」

―Ты есть?

「おう居るぜ」

―Ага, есть же.

「あ、居た居た魔理沙、ってあんたじゃないわよ! 霖之助さんの方は居る?」

―Вот где ты была, Мариса… Стой, я же спрашивала про Ринноске, он есть?

「ああ霊夢か、居るよ。今日は何の用かな?」

―А, Рейму? Тут я. По какому делу пожаловала сегодня?

「霖之助さんに見て貰いたい物があるの」と言いながら、霊夢は勝手に店の奥へ上がって行った。

―Я хочу, чтобы ты взглянул на одну вещь. — Сказала она, заходя в магазин.

「何だい? お茶ならこっちに出してあるよ」

―На какую? Кстати, если хочешь чаю, то он там.

「ああそう。準備が良いじゃないの」戻ってくると手には煎餅(せんべい)を持っていた。ちゃっかりし過ぎだ。

―О, спасибо. Ты сегодня хорошо подготовился. — Когда она вернулась, она уже держала в руке рисовую лепёшку. Ну и проныра же она.

「で、見て貰いたい物ってなんだ?」何故か僕の代わりに魔理沙が()いている。

―Итак, что ты хотела показать? — Почему-то, Мариса спросила это вместо меня.

「そうそう、この石を見て貰いたいんだけど……」

―Ах, да. Я хотела, чтобы ты взглянул на этот камушек.

また石である。やはり霊夢も外の石か何かを持って来たのだろうか。別に石なんて大喜びで拾ってくる様な物ではないと思うが。石がそのまま道具になるなんて、漬け物石か火打ち石ぐらいな物だし。

Ещё один. Рейму что, тоже принесла камень из внешнего мира? Не думаю, что найти обычный камень было бы сколько-нибудь интересно. И чтобы из камня сделать инструмент, он должен быть или весомым, или кремнем.

「結構大きいな。でも普通の石じゃないのか?」と魔理沙。

―Он довольно большой. Но выглядит как обычный камень. — Сказала Мариса.

「よく見てよ!」

―Посмотри внимательно!

「ちょっと見せてごらん。……ほう。これは」

―Дай, я взгляну. О, да это же…

手渡された石は、動物の背骨の一部分の様な形をしていた。つまりこれは石ではなく骨だ。それ自体は珍しい物ではないが、ただ、大きさが異常だった。背骨の一部だとすると手のひら程もあるのは、かなり大き過ぎる。

Камень, который принесла Рейму, точь-в-точь походил на часть звериного хребта. То есть, это был даже не камень, это была кость. В этом, конечно, нет ничего удивительного, но вот её размеры были великоваты. Она была размером с ладонь, что для позвонка весьма немало.

「これって何かの骨でしょう? 所謂(いわゆる)化石よねぇ。霖之助さんなら何の化石か判ると思って来たの」

―Если я не ошибаюсь, то это же кость, да? Что-то вроде окаменелости, думаю. Я пришла спросить, не знаешь ли ты, что это за окаменелость, Ринноске.

ふむ。この石は確かに『化石』に見える。

Ага, эта кость буквально выглядит «окаменелой».

「骨の化石か。もしこんな大きな骨の動物が居たら生きていたら相当でかいぜ? きっと香霖堂よりもでかい。昔はそんな大きな動物も居たんだな。これは何て言う動物の骨なんだ?」

―Окаменелая кость, значит… Но если бы звери с такими большими костями существовали в самом деле, они бы были очень большими, так? Наверное, даже больше чем Кориндо. Но ведь раньше такие животные были. Интересно, какому из них принадлежит эта кость?

魔理沙も死んだ動物の骨の化石だと思っている様だが……本来化石という物が地面に理まっている筈は無い。化石というのは骨を掘り出した人が後日化石にした物だ。それに昔はこんな大きな動物が居たと言うなんて勘違いも甚だしい。僕は二人に、この骨が何の骨なのか、化石と呼ばれる骨には現代では考えられない程極端に大きい物が有るのは何故か、を教えてやらねばなるまい。

Значит, Мариса тоже решила, что это кость мёртвого животного… Но, по сути, окаменелости не являются чем-то, что было само по себе похоронено под землей. Окаменелости получили такое название от людей, которые их выкопали. Поэтому считать, что раньше существовали очень большие животные — не совсем правильно. И я не мог не обратить на это внимание, и не рассказать этим двоим, почему окаменелые кости выглядят так, словно они принадлежали невообразимо большим по нашим меркам животным.

「ああ霊夢、魔理沙。君達は大きな勘違いをしている様だね」

―А, Рейму, Мариса, мне кажется, что вы кое в чём ошибаетесь.

―――夏の日差しが強ければ強い程店の中は暗くなる。店には所狭(ところせま)しと品が置いてあるが風通しは悪くない。幻想郷は山であるため基本的に風は絶えず、夏の店の中は快適である。

Неважно, насколько сильно светит летнее солнце, в магазине всегда темно. И, несмотря на то, что внутри всё завалено товарами, вентиляция здесь весьма сносная. Генсокё — это горная местность, поэтому ветер почти никогда не прекращается. Благодаря этому, даже летом в магазине всегда комфортно.

夏の風が窓に釣り下げた風鈴を鳴らす。だが香霖堂の謎の商品がカタカタと風に揺れ、風鈴の音をかき消していた。こんなに商品を風に当てていたら、すぐに(いた)んでしまうだろうと思っていたが、どうせ大して売れないし新しい品もどんどんと入荷するので気にしていなかった。勿論、本当に貴重な品は全て別の所に保管してあるのだが。

От порыва ветра, подувшего в окно, зазвенел колокольчик. Правда, от него ещё и некоторые товары Кориндо загремели, поэтому звон колокольчика наполовину утонул в посторонних звуках. Я подумал, что если ветер и дальше будет таким сильным, какой-нибудь товар может упасть и разбиться. Но поскольку я бы всё равно его не продал, и заменить его тоже всегда было чем, я не обратил на это особого внимания. Конечно же, по-настоящему ценные вещи хранятся в другом, безопасном месте.

「勘違いって何かしら? 誰がどう見てもこれは骨の様な気がするんだけど」

―В чём ошибаемся? Любой скажет, что это кость, как ни глянь.

「ああ確かにこれは骨だよ。でもね、化石ではないんだ」

―Ну да, это кость. Но не окаменелость.

「どう見ても石になっている様な……」

―Но она же окаменела, в конце концов.

「化石というのは、『石となった骨の元の動物に名前を付けた石』の事なんだ。生きていた時の動物に名前が付いて初めて化石となるんだよ。それまでは名前が無いので石と区別が無いに等しい」

―Окаменелость это «камень, который появился в результате окаменения кости определённого существа». То есть, кость становится окаменелостью только тогда, когда известно имя существа, которому она принадлежала. В противном случае, у кости тоже нет имени, и тогда она ничем не отличается от обычного камня.

「だったら、この石の元の動物の名前を霖之助さんに聞けば、これは化石になるんでしょう?」

―В таком случае, если я от тебя узнаю имя этого существа, то кость станет окаменелостью?

「確かにそう言う事になるが……実際にはそれも無理な話だ。この動物はまだ神々が名前を付ける以前の生き物だから、名前の無い動物なんだよ。こればっかりは僕の能力でも知ることの出来ない物なんだ」

―Полагаю, что да, но… это, в нашем случае, невозможно. Это животное существовало ещё до того, как боги дали всему имена, поэтому у него нет имени. Только такие вещи моя способность не может определить.

「そう、じゃ、発見者である私が名前を付けて良いのね?」

―Тогда, раз я его нашла, я могу дать ему имя, да?

名前を付ける力が神の力であるのと同時に、神々には元々名前は付いていなかった。建御雷命(タケミカヅチノミコト)八幡(はちまん)様の様に、今現在馴染(なじ)みのある名前の付いている神は、その神の一側面を切り出した物に過ぎないのだ。建御雷は元々甕霊(ミカツチ)であり、名前の通りカメに宿る神だったのだ。それが名前を建御雷命に変えられた事で、呪術(=甕)の神が剣(=雷)の神になった。名前が付いた事でその神の性質が変化するのは、名前は神の一側面を切り出したものであるという証拠だ。元々の神はもっと姿形も曖昧(あいまい)で、名も無きものと区別も付かなかったと言う事である。

Хотя власть наименования — это сила, присущая богам, боги изначально сами не имели своих имён. Например, Такэмикадзути-но Микото, или Хатиман: их имена, которые мы знаем сегодня, олицетворяют лишь часть их сущности. Такэмикадзути-но Микото изначально именовался Микацути, и, соответственно своему имени, являлся богом, живущим в горшке. И когда его имя поменялось на Такэмикадзути, он из бога волшебства стал богом фехтования[1]. Меняя своё имя, бог меняет свою сущность, что также доказывает, что его имя — это весомая часть его сущности. Изначально, боги не имели определённой формы, будучи безымянными существами без своего собственного значения.

逆に言えば、本来の姿のままの神は、名前を付ける以前の物にしか宿る事は無い。名前が付いている物に神が宿っても、その神の一側面のみを表す事になってしまうからである。

С другой стороны, боги, которые всё ещё сохраняют свою первоначальную форму, могут существовать только в вещах, которые не имеют имени. Потому что если бы бог жил в вещи с именем, то оно бы лишь частично описывало его сущность.[2]

「君はこれを骨じゃなくて化石にしたいのかい?」

―То есть ты хочешь, чтобы эта кость была не костью, а окаменелостью?

「そういう訳じゃないけど……名前が判らないと気持ち悪いじゃないの。それにこんなに大きな動物がどういう生き物だったのかも気になるし」

―Я не это имела в виду… Просто не знать её имени как-то неудобно. И мне интересно, какое существо может быть настолько большим.

「この骨の持ち主が大きかったって? それが一番の勘違いなんだ」

―Значит, ты говоришь, что хозяин этой кости был большим? В этом-то и состоит твоя ошибка.

「だってぇ……」

―Но…

「こんな大きな骨を持った動物を想像してごらん。高さはこの店を(はる)かに超える、長さも神社の境内くらいあるだろう。そんな生き物が生きていける訳がないじゃないか。まず十分な食料を集めるのにどのくらいの量が必要か、それに体を支えるだけで精一杯で速く動く事も出来ないだろう。どうやって子供を守りながら大量の餌を集めるというのか? 動物にそんなに体を大きくする必要なんて、何一つ無いんだよ」

―Представь себе животное, размеры которого сопоставимы с этой костью. Его высота была бы намного больше, чем высота этого магазина, а его длина была бы сравнима с длиной храмовых земель. Такое большое животное просто не может существовать в природе. Для начала представь, сколько еды ему нужно было бы собирать. И оно не могло бы быстро передвигаться. И как бы оно растило потомство, если для этого нужно столько еды? Животного, которому нужно такое большое тело, не могло существовать.

「え?でも、ここに骨があるじゃないの。それにこういう化石、というか化石みたいな物って余所(よそ)でも一杯見つかってるし……これとかあれって何なの?」

―Почему? Вот ведь его кость, разве нет? И там, где я нашла эту окаменелость, то есть, окаменелую кость, их было полным-полно… Откуда они тогда взялись?

珍しく魔理沙は興味無さそうに本を読んでいる。そんな大昔の動物の話などどうでも良いのだろう。だが、これは大昔の動物の話ではないのだ。現在進行形の話である。

Странно, но Мариса, видимо, не была заинтересована в разговоре, и читала книгу. Полагаю, её не очень интересуют доисторические животные. Даже притом, что разговор идёт не о доисторических животных, а о том, как мир стал таким, какой он сейчас есть.

「この骨の持ち主は元々普通の大きさだった。今僕たちが知っている大きさの骨だったんだ。その動物が死んだ後、肉は土に(かえ)り、残された骨は次第に大きく成り続けた。その証拠に、こういった大型の化石が発見され、騒がれ始めたのはつい最近の話だ。その昔はもう少し小さくて、発見されても騒ぎにはならなかったんだよ」

―Хозяин этой кости был нормального размера. И сама кость тоже была не больше тех, какие мы видим в наше время. Но после его смерти, когда его плоть вернулась в землю, кости продолжали расти. И то, что в последнее время появляется всё больше таких окаменелостей, которые привлекают всеобщее внимание, служит тому доказательством.

「死んだ後に骨が勝手に大きくなるって言うの? そんな事有る訳が無いじゃないの」

―То есть, ты имеешь в виду, что даже после смерти животного его кости сами продолжали расти? Такого не может быть.

「勿論、普通はそんな事は起こらない。では何故(なぜ)この骨は大きくなったのか……そう、その理由はこれが化石じゃなかったから。この動物は、まだ名前が付けられるより前の動物だからなんだ」

―Конечно, в нормальных условиях такого бы не случилось. Но вот почему они стали такими большими… Да, это потому, что это не окаменелость, а кость животного, существовавшего до появления имён.

僕はお茶を手に取った。既にお茶はぬるくなっていたが勿論わざとである。暑い夏に平気な顔で熱いお茶を飲むのは霊夢くらいだ。

Я взял чашку чая. Он уже стал тёплым, но я нарочно позволил ему остыть. Только такие люди как Рейму могут с каменным лицом пить горячий чай жарким летним днём.

「名前が無い事で、この動物は認識レベルでは他の物と区別が付かず、世界と同化していた。石とも骨とも土とも動物とも言えず、ただそこに在っただけなんだ。それは神の本来の姿に近く、それ故神はこういった名も無い物にしか宿らない。そして神の宿った骨は、(はる)か未来に肉を得て地上に君臨する為に、自らを成長させているんだ」

―А так как у него не было имени, это животное также не имело собственной индивидуальности, оно просто смешалось с остальным миром. Нельзя сказать, что тогда существовали камень, кость, земля, или животное, тогда всё просто существовало. Эта сущность была более похожа на изначальную форму бога. Поэтому, она была из тех вещей, в которые может поселиться бог. И чтобы в далёком будущем сущность могла воплотиться во что-нибудь земное, кости, в которых живёт бог, увеличиваются, чтобы соответствовать её размеру.

「ちょっとちょっと待ってよ。話が飛躍し過ぎてよく判らないわ」

―Погоди, погоди, минуту. Твой разговор ушёл в такие дебри, что я уже совсем ничего не понимаю.

「そう? 簡単な話だよ。霊夢の持っている骨は何らかの神の化身になろうとしている者の一部なんだ」

―Правда? Но тут же всё просто. Эта кость — это часть сущности, которая когда-нибудь переродится в виде бога.

「そうなのかなぁ」

―Что-то с трудом верится…

「大きくなり続けるのもその証拠の一つ。でも、もっと確かな証拠が有る。それは、僕の能力で視ても名前が判らない、というか名前が無いという事だ」

―Только то, что она продолжает расти, доказывает это. Но есть ещё более веское доказательство: то, что я не могу увидеть её имени, даже с помощью своей способности. Что само по себе предполагает, что у неё нет имени вообще.

「そう……そこまでは私では判断付かないけどね。それで、この骨は何の神の化身になろうって言うのかしら?」

―Ну, я в этом не очень разбираюсь. Ладно, а каким богом может стать эта кость?

「そんなのすぐに想像出来るじゃないか。その大きさの背骨を持つ神の化身。幻想郷でもたまに見かける神だけど……霊夢には何だか判るよね?」

―Это нетрудно представить. Она станет воплощением бога с вот таким огромным хребтом. Хотя даже в Генсокё таких нечасто можно увидеть… Но ты, Рейму, должна о них знать.

「あー、なるほどね。そういう事……判ったわ」

―Да, конечно. Так вот в чём дело… теперь я понимаю.

日も沈み始め、空はほんのりと赤く染まっていた。すっかり昼間の暑さは引き、風鈴の音だけが昼間の暑さを思い出させようとしていた。二人とも満足した様子で帰って行った。

День подходил к концу, и небо слегка окрасилось в красный цвет. Полуденная жара уже почти сошла, и теперь лишь перезвон колокольчика напоминает о ней. Две моих гостьи, вдоволь у меня насидевшись, отправились домой.

流石に僕でも、神々が名前を付ける時代以前の物の名前を視る事は出来ない。だが人間はその時代の骨を見つけ、勝手に名前を付けてしまう。その時点で名も無い神の一部からただの石へと固定させてしまう。それが化石と呼ばれる物だ。

Конечно, даже я не могу увидеть названия вещей, существовавших до того, как боги дали всему имена. Но когда люди находят кость из тех времён, они своевольно как-нибудь её называют. И когда это происходит, безымянная часть бога определяется как очередной камень. Вот это и называется окаменелостью.

化石と化した神の一部は、その時点で成長を止めもう大きくならなくなる。その中途半端に巨大化した骨を見て「昔はこんなに大きな動物が居たんだよ」等と言う人間は、想像力が足りな過ぎて少し哀れでもある。

Когда часть бога превращается в окаменелость, она прекращает расти. И когда человек видит кость, которая остановила свой рост на полпути, и говорит что-то вроде «Давным-давно, жили такие вот большие существа», можно лишь пожалеть его недостаток воображения.

―――カランカラッ

Динь-дилинь

「あ、もう一つ聞き忘れた事が有ったわ」

―Кстати, я забыла спросить ещё одну вещь.

風鈴を仕舞(しま)い窓を閉めていると、また霊夢が戻って来た。

Как раз тогда, когда я снял колокольчик, Рейму вернулась назад.

「何だい? また骨の話かい?」

―О чём спросить? Про кость?

「霖之助さんの話で、この骨が『(りゅう)の一部』で有る事は判ったわ。でも、この骨が落ちていた場所に古い貝の化石も見つかったのよ。これって海の生き物よね? これは何故なのか判るかしら? もしかして、幻想郷も昔海の中だったのかしら。こんな山奥なのに……」

―Из твоего рассказа я поняла, что эта кость была «частью дракона». Но там, где я её нашла, я нашла ещё целую кучу окаменелых моллюсков. Они же морские существа, так? Ты не знаешь, почему они там оказались? Может ли такое быть, что Генсокё когда-то был под водой? Хотя он так глубоко в горах…

想像力に(とぼ)し過ぎる人間は、(はた)からは哀れに見えるものだ。『海の生き物が地中に埋まっていたから、ここは昔は海だった』と思うなんて哀れ過ぎる。

Людей с таким скудным воображением и вправду можно лишь пожалеть. Думать, что «из-за того, что морские существа оказались в земле, это место раньше было под водой» — это слишком узко.

「そうか、龍の骨と一緒に海の貝も理まっていたか……。それでどうして幻想郷が昔海の中だったなんて思うんだい?」

―Правда? Значит, рядом с костью дракона схоронились и моллюски тоже… И почему ты думаешь, что Генсокё был тогда под водой?

「え? だって、そういうもんじゃないの? 海だった場所が陸地になれば、貝だって取り残されるし」

―Почему? Ну, это же логично, разве нет? Если из места, что находится под водой, вода уйдёт, то моллюски ведь останутся.

「そういうもんじゃないさ。徐々に陸になったとすれば海の生き物は全て海に逃げる。反対に一瞬で陸になる程の異変が起これば、貝なんて原形を留めていないだろう。どっちにしたって、石になるまでじっとしているなんて事あり得ないだろう?」

―Как раз-таки нет. Если осушение происходит долго, то все морские обитатели уплыли бы в открытое море. С другой стороны, если бы произошло нечто такое, что мгновенно превратило бы море в сушу, то моллюски не остались бы на месте в том же состоянии. В любом случае, у них не было бы возможности просто остаться на месте и окаменеть.

「そうだけど……じゃあこの貝は何なのよ」

―Даже так… Но тогда откуда они взялись?

「龍にとってはね、自分の生まれる場所が海である必要があるんだよ。骨の場所が海でないと復活が出来ないんだ。この貝はその見立て」

―Потому что драконы, видишь ли, рождаются в море. И чтобы они переродились, место захоронения их костей должно хотя бы походить на море. Вот моллюски и создают эту видимость.

「そんな話聞いた事無いわ? 龍が海でないと復活が出来ないなんて」

―Никогда о таком не слышала. Я имею в виду о том, что драконы не могут переродиться вдали от моря.

神の話は、僕より巫女である霊夢の方が詳しくあってほしいと思ったが、霊夢はまだ子供だ。ここは僕がもっと教えてやる必要がある。

Хотелось бы мне, чтобы Рейму, будучи жрицей, знала о богах больше, чем я. Однако она всего лишь ребёнок, поэтому, полагаю, мне придётся её этому ещё поучить.

「龍は、海の中で復活し雷雨の中、空へ昇り、そして天を(かけ)る。その証拠に、海も雨も天も全て龍が名前を付けた物である事が挙げられる」

―Драконы перерождаются во время бурь в море, поднимаются к облакам, и парят в небесах. Доказательством этому служит то, что море, дождь и небо получили свои названия от драконов.

「詳しいのね。本当かどうか判らないけど」

―Много же ты знаешь. Хотя я не уверена, правда ли это.

「その理由は、海、雨、天は全て同じ言葉で、三つとも『あま』と読む事からも判る。海人は単体でも『あま』と読むが、正確には『あまびと』だ。雨傘(あまがさ)天の河(あまのがわ)などは普通に使う言葉だ。龍は雷雨を呼びながら天を飛び、竜宮が海の中に在るように水と深い繋がりが有る事は霊夢でも判るだろう?」

―И причиной является то, что море, дождь и небо — это изначально одно и то же слово — их названия можно прочитать как «ама». Например, в слове «рыбаки» море читается как «ама», поэтому-то оно и значит «амабито», «люди моря». Зонтик для дождя читается как «амагаса», и Небесная Река (Млечный Путь), как «ама но гава». Драконы вызывают бури, когда летают в небесах, и, говорят, Драконий Дворец находится посреди моря. Теперь ты понимаешь, как они связаны с водой, Рейму?

霊夢は少し疑っている様子だったが、僕は霊夢の想像力をもっと豊かにする為にそのまま続けた。

Я заметил, что Рейму всё ещё сомневается, но мне хотелось расширить её воображение, поэтому я продолжил:

「もう一つ、龍が三つの『あま』を駆け抜ける証拠として挙げられるのが、天に掛かる『虹』だ。あの虹が雷雨の後に現れるのは、龍が現れたという痕跡なんだ」

―Ещё одна вещь, которая доказывает, что драконы проходят через три «ама», это радуги, которые появляются в небе после бури. Это, на самом деле, следы драконов.

「あー、なるほど。それは何となく判ったわ。」

―А-а, понятно. Теперь я всё поняла.

「そう、龍が生まれるには三つの『あま』が必要となる。雨と天は在るが、幻想郷には海が無いんだ。だから龍は幻の海を創ろうとした。その幻の海の見立てが、一緒に眠っていた貝の石なんだ」

―Да, и чтобы дракон мог родиться, нужно, чтобы присутствовали все три «ама». Хотя дождь и небо есть, в Генсокё нет моря. Поэтому дракон создаёт воображаемое море. И в качестве этого иллюзорного моря выступают раковины моллюсков, которые покоятся рядом с драконом.

霊夢は得心がいった様子で、暗くなる前に神社に帰って行った。

Похоже, Рейму убедилась в моих словах, и она пошла назад, в храм, незадолго до темноты.

今日、僕が霊夢と魔理沙に教えた龍の石の話は、何も僕の創作ではない。これは僕しか知らない事だが、実は化石と呼ばれる石は外の世界でも竜と呼ばれているのだ。恐竜、翼竜、海竜、様々な呼ばれ方をしている。今の様な話は幻想郷の外では常識なのだと思う。

Говоря насчёт истории о драконьем камне, которую я сегодня рассказал Рейму и Марисе, так я её не выдумал. Это всё, что я знаю о ней сам, но, по правде говоря, во внешнем мире окаменелости всё равно называются драконами. Ужасающий Дракон, Крылатый Дракон, Морской Дракон[3]… Там есть много таких имён. Но мне кажется, что история, которую я только что рассказал, считается в Генсокё общеизвестной.

ところが、幻想郷では竜(=動物)は龍(=神)へと変化し、化石ではなく生きた骨となっている。何故その様な事が起こるのかと言うと、それは幻想郷では元の動物に名前を付けていないからだ。名前を付けない事で、骨は化石になる事を(こば)み成長を続けるのだ。

Кстати, в Генсокё, когда дракон-животное превращается в дракона-бога, его кости остаются не окаменелостями, а настоящими живыми костями. Это, опять-таки, потому, что древние существа в Генсокё не имеют имени. И поскольку у них нет имени, их кости отказываются превратиться в окаменелости, и продолжают расти.

僕は、名前の無い時代の物には名前を付ける事はしない。自分の能力で名前が視えない物に関しては、深く記憶を探らない。それは神の力を無断で借りる行為であり、己の(おご)りでしかないと考えている。

Я бы никак не мог дать имя какой-либо вещи из времён, когда ничто не имело имени. А насчёт вещей, имя которых я не могу увидеть даже со своей способностью, я стараюсь сильно не раздумывать. Это было бы всё равно, что взять у бога его силу без разрешения, а это я рассматриваю как простое эгоистичное высокомерие.

Примечания[править]

  1. Микацути — «Дух горшка». В кандзи «горшок» пишется как «волшебство», и «гром» — как «фехтование».
  2. Один из главных принципов Синтоизма (как анимистической религии) состоит в том, что каждый предмет в некоторой степени живой, и имеет свою душу. Боги тоже живут в предметах, вроде камней, деревьев и т.п.
  3. По японски слова «Динозавр», «Птеродактиль» и «Ихтиозавр» пишутся, как 恐竜、翼竜、海竜, и буквально эти слова переводятся как Ужасающий, Крылатый и Морской Дракон соответственно.

Ссылки[править]

< Глава 14   Curiosities of Lotus Asia   Глава 16 >