Curiosities of Lotus Asia/Глава 21

Материал из Touhou Wiki
Перейти к навигации Перейти к поиску
Страницы 150-157
< Глава 20   Curiosities of Lotus Asia   Глава 22 >
068.jpg
069.jpg
070.jpg
071.jpg

ファン待望の最新単行本『東方求聞史記』が、一迅社より近日中に
登場予定!!もちろん中身はZUN氏描き下ろし。カバーは本連載同様、
唖采弦二氏が担当し、本文では、つくりものじ氏が全東方キャラを
描き下ろしたぞ。さらに楽曲などを収録したCD-ROMも付いた、ファ
ン必携のアイテムだ!

Новейшая, так желанная фанатами книга «Perfect Memento in Strict Sense», изданная в Ichijinsha, скоро поступит в продажу! Конечно же, она написана Зуном, с обложками от знакомого нам художника, Гендзи Асая, и она включает в себя арт по каждому персонажу Тохо от Аки Эды. Она также поступает с музыкальным и другим содержимым. Это должен приобрести каждый фанат!

神の美禄

Божественное саке

妖怪の山が(あか)く黄色く燃える。気温は急激に下がり、紅葉によって生命に狂いを生じた木の葉は、秋の冷たい風に耐えきれず落ちていった。妖怪の山の方向に日が沈み、赤く染まった空を天狗達が舞っている。妖怪の山は、この時が一番美しい。

Гора ёкаев горит красным и жёлтым огнём. Температура резко упала, и красные листья на деревьях, однажды давших им их столь хрупкую жизнь, не в силах устоять перед осенним ветром, падают на землю. И пока солнце садится за вершину горы ёкаев, в алом небе, будто танцуя, летают тэнгу. В это время года гора красива, как никогда.

十月は神無(かんな)月と呼ばれ一般には神の居ない月と言われているが、神々しい美しさを持った十月がそのような呼ばれ方をするのはあり得ない話である。本当は醸成月(かみなしづき)、つまりこの時期収穫した穀物でお酒を(かも)す月、が正しい。

Октябрь называют также «Безбожным месяцем», так как считается, что почти все боги отсутствуют во время него, но для такого божественно красивого месяца это имя не прижилось. На самом деле его называют «Бродильным месяцем», что указывает на то, что в это время собранный урожай риса используется для варения саке.

「何か、機嫌が良さそうね」

—Я так посмотрю, настроение у тебя замечательное.

「今年の新酒を造る準備をしてるんだ。機嫌が悪い訳がない」

—Я готовлюсь варить новое саке в этом году, с чего бы ему тогда быть плохим?

霊夢は(いぶか)しむ様子で、お酒なんて造っていたの? と()いてきたが僕は、ここは()霖堂だからね、とだけ返答した。

Рейму скептически спросила у меня, буду ли я делать саке. И я ответил, что, конечно же, буду, ведь я работаю в Кориндо.[1]

今日は魔理沙と霊夢と僕の三人で、秋の味覚の(きのこ)でお酒を一杯呑む事になっている。霊夢と僕はその時間を待っていた。肝心な茸は、まだ店には居ない。

Сегодня мы втроём, Мариса, Рейму и я, решили собраться, чтобы опробовать осенние грибы с саке. И сейчас мы с Рейму ждём в магазине, так как нет самого важного — грибы ещё не прибыли.

「へぇ、霖之助さん()お酒を造っていたなんて知らなかったわ。今度呑ませてよ」

—Вот как, не знала, что ты тоже делаешь саке, Ринноске. Надо будет его как-нибудь попробовать.

寒くなってくるとお酒が美味しく感じられる。そのお酒も新酒で、さらに自家製だといっそう美味しく感じられるだろう。十月は新米の季節だ。だから、この新米で新酒を造る事に決めたのだ。

Саке гораздо вкуснее пить в холодную погоду. И поскольку это будет совершенно новое саке домашнего приготовления, оно должно получиться даже лучше, чем обычно. Октябрь — это месяц нового риса. И делать новое саке из нового риса вполне естественно.

「まぁ、呑んでもらうのはいいけど……」

—Ну, думаю, это можно устроить, но…

「けど?」

—Но?

「大量に呑まなければね」

—Только если вы не будете пить много.

霊夢や魔理沙達は勿体ないくらい味わわずに呑む。折角(せっかく)造った貴重なお酒も、それでは意味が無い。

Рейму с Марисой пьют, даже не пытаясь распробовать саке. Было бы жалко, если бы мои старания во время его приготовления пошли насмарку.

「そんな大量に呑まないわよ。美味しくなければ」

—Мы не пьём много. Если саке невкусное.

「いや、美味しいさ」

—А оно вкусное, можешь мне поверить.

「じゃあ呑むかもね」

—Тогда мы, наверное, выпьем много.

実は僕がお酒を造る理由は、飲みたい為だけではない。お酒は原料の米から始まって、どこからがお酒なのか。物の名前が判る僕の能力を持ってすれば、その疑問も氷解する筈。ふとそう思ったのだ。

На самом деле, я собираюсь сварить саке не для того, чтобы его просто выпить. Саке создаётся из риса, и важно проследить момент, когда оно готово. И с моей способностью узнать название вещи я должен безошибочно его вычислить. Мне эта мысль как-то случайно пришла в голову.

日本人がお酒を飲むようになった歴史は古く、千何百年も昔の大陸の歴史書にも「人性嗜酒(倭人は酒を嗜む)」と記録されているという。その時には既に日本独自の醸造(じょうぞう)の技術を持ち合わせていたのだ。

Японцы уже издавна пьют саке. В исторических книгах материка есть тысячелетние записи о «Вкусном для человека алкоголе». И к сегодняшнему дню Япония уже разработала собственные методы варения алкоголя.

そんな日本人が生み出した米のお酒は、鼻に抜ける芳醇(ほうじゅん)な香りと(よど)みのない味を持ち、味も洗練されている。お酒にも様々な種類が有るがその中でもかなり上品なお酒である。白米同様、癖の無い味はあらゆる料理に合い、食卓には欠かせない。

И именно японцы создали рисовую водку — саке, с слабым, мягким ароматом, без послевкусия и с изысканным вкусом. Есть много разных видов саке, и среди них есть наилучшие из всех существующих спиртных напитков. Как и у риса, его вкус подходит практически к каждому блюду, и его к столу подавать просто обязательно.

「この店で醸造ねぇ。こんなに様々な神様が住んでいる様な場所でねぇ。美味しく出来るのかしら?」

—Значит, винокурня будет в магазине? Не похоже, чтобы тут жило много богов. Выйдет ли без них получить хороший вкус?

話しぶりからして、霊夢はお酒に関して造詣(ぞうけい)が探い様だ。

Манера разговора Рейму проявила её глубокую привязанность к искусству варения саке.

それも不思議な話ではない、お酒と神社には密接な関係が有る。本来、巫女とはお酒を呑む事が仕事でもあった。お酒を呑む事で精神状態に異常を(きた)し、それによって神の世界と交信出来たのだ。証拠に、お酒の神様は『くしの神』と呼ばれる神様で、「くし」とは「()し」の事、つまりお酒を呑んで狂う事を指している。

Ни для кого не секрет, что саке и храмы имеют тесную связь между собой. Изначально, работой жрицы было питьё саке. Выпив саке, они входили в такое духовное состояние, какое позволяло им общаться с богами этого мира. И в доказательство этому можно добавить, что имя бога саке, «Куси-но-Ками», пошло от слова «Куси», то есть «странный», что значит, что выпив саке люди делают странные вещи.[2]

神社の儀式にお酒は欠かせない。一般の人よりもお酒を必要とする職業の為、昔はお酒の(ほとん)どが神社で醸造していた。今の博麗神社でもお酒を造っているという話は余り聞かないが、霊夢の話しぶりからすると造っていてもおかしくはない。何故(なぜ)なら、神社にはいつも謎の神酒(みき)が補充されているのである。

Без саке невозможно обойтись во время храмовых обрядов. И так как жрицам требовалось саке больше, чем кому-либо другому, в давние времена почти всё саке варилось в храмах. И хотя в наше время нечасто слышишь, что в храме что-то варят, нет ничего удивительного в том, что Рейму говорит как мастер своего дела. Ведь в храмах всегда есть свой запас особого, священного саке.[3]

「で、いつからお酒を造っていたの?」

—И с каких пор ты делаешь саке?

「今年が初めてだ」

—В этом году я буду делать его впервые.

霊夢は怪訝(けげん)な顔をした。

На лице Рейму образовалась растерянная гримаса.

「げげ、そんな簡単には神様は(かも)してくれないわよ。最初は凄い液体が出来そうね。大量に呑まなくて済むかも」

—Погоди-ка, боги не помогут тебе ничего сварить так просто. У тебя сначала обязательно выйдет что-то настолько ужасное, что это невозможно будет выпить даже через силу.

そんな顔をされる事は予想していた。

Я заранее знал, что Рейму сделает такое лицо.

「良いんだよ。何年も続けていくうちに良い物になっていくだろう。失敗すると判っていても、最初が無ければ成長はあり得ないんだから」

—Ну и ладно. Думаю, если я буду пытаться каждый год, то у меня когда-нибудь обязательно получится что-нибудь достойное. Я знаю, что могу провалиться, но я не стану лучше, если вообще ничего не буду делать.

―――カランカラン

Динь-дилинь

「香り松茸、カキシメジ♪ すっかり秋になったんで(きのこ)を採ってきたぜ」

—Ароматные мацутаке и какисимэдзи♪ В этих грибах собрался весь дух осени же.

「カキシメジは毒茸だ」

—Какисимэдзи ядовиты.

「まあ細かい事は気にすんな。茸を焼いて酒でも呑もうぜ。既に霊夢も来ているし」

—Да ну, не волнуйся по пустякам. Давай, ставь грибы на огонь, и начнём пить. Рейму ведь уже тоже здесь.

今晩のメイン食材が店に到着した。帽子に()んだばかりの茸を入れて、上機嫌の魔理沙はもう呑む気でいっぱいである。

Главное блюдо сегодняшнего ужина прибыло. Держа в руках шляпу, набитую доверху грибами, радостная Мариса выглядела готовой к выпивке.

「ああ、判ったよ。あと少ししたら準備が終わるから茸でも洗って待っていてくれ」

—Хорошо, понял. Я уже почти окончил приготовления, так что помой грибы, пока ждёшь.

「準備って何の準備だ?」

—Приготовления? Что готовишь?

質問するだけして質問して、答えはどうでも良いのか茸の選別に入っている。

Поскольку она задавала вопросы ради задавания вопросов, она, не дожидаясь ответа, села рассортировывать грибы.

「霖之助さんがお酒を造り始めるんだってさ」

—Ринноске решил сделать саке.

魔理沙は、へぇそうかい、と驚いた様子も見せずに「今から醸造したって今晩の酒には間に合わないぜ」と誰もが判っている事を教えてくれた。

Мариса сказала: «Да ну, правда?» без особого интереса, и добавила: «Если ты начнёшь сейчас, то оно не сварится до ночи», что, в общем-то, очевидно.

「当たり前だ。店にはまだ、お酒になるであろう物しかない。呑みたければお酒も自分で調達して来なさい。神社にはお酒が沢山有るのだろう?」

—Конечно. В магазине у меня ещё ничего в саке превращаться не собирается. Поэтому, если ты хочешь выпить, тебе стоило принести что-нибудь своё. В храме ведь саке хватает, не правда ли?

「お酒なら大丈夫だ。こんな事もあろうかと持ってきてあるぜ」

—О да, с саке проблем нет. Я заранее подумала, что что-то такое может случиться, поэтому принесла это.

自分の事だけは抜かりは無い。茸の山の下から一升瓶を取り出した。霊夢は驚いた様子で、「あ、そのお酒は……」と言った。

Она хорошо подготовилась, но только для себя. Из-под горы она извлекла бутылку саке. Рейму с удивлённым видом начала говорить: «Ой, это саке…».

「ああ、神社に飾ってあったので持ってきた」

—Ага, я нашла его в храме.

「そのお酒は本当はまだ()()んだけど……」

—Но это пить ещё рановато…

霊夢は(あき)れた様子で言ったが、瞬時にどうでも良いかと言う表情に変わった。

Хотя Рейму и выглядела удивлённо, когда говорила это, в следующий момент её выражение сменилось на безразличное.

「そうか、香霖もお酒を造るのか。そう言えば昔、私も自分でお酒造ろうとした事が有ったんだがな」

—Понятно, значит, ты будешь делать саке. Напоминает мне о том, как я сама это попробовала.

「へぇ、それは初耳だわ。やっぱり失敗したんでしょ?」

—Ого, никогда не слышала об этом. Должно быть, у тебя ничего не вышло?

「へぇ、初耳だな。やっぱり失敗したのかい?」

—Ого, никогда не слышал об этом. Надо полагать, у тебя ничего не вышло?

「大失敗だった」魔理沙は、てへっと自分の頭を叩いて見せた。失敗談を語るにしては機嫌が良さそうに見える。彼女にとっても、もうどうでも良い過去の話だからだろう。

—Совсем ничего не вышло. — Ответила Мариса и слегка стукнула себя по голове. Если она говорит о своих неудачах, это значит, что у неё хорошее настроение. Она из тех людей, кто не волнуется о своём прошлом.

「お米でも果物でもお酒が出来るんなら、茸でも出来るのかと思って茸焼酎に挑戦してみたんだ。そしたら大変な事になった」

—Поскольку саке обычно делают из риса и фруктов, я решила попробовать сделать сётю из грибов. Вот тогда дело пошло наперекосяк.

その理屈は判らんが、魔理沙はそう言う水平移動の思考を得意とする。魔法だって、同じ理屈で魔法の常識を打ち破ろうとする。それまでは五つの元素しかなかった魔法に、どれにも属さないような力を入れたりするのも彼女ならではだ。時には妖怪も驚く様な魔法を生み出す事も有る。

Я не совсем понял логики Марисы, но образ мышления у неё всегда был странноватый. Даже в магии она идёт наперекор традиционным знаниям с этой своей логикой. Например, она единственная, кто решилась доказать, что теория пяти элементов ошибочна. Иногда её новые заклинания удивляют даже ёкаев.

だが、茸焼酎はどうなのか。

Но в грибном сётю я всё равно немного сомневаюсь.

前衛(ぜんえい)的な焼酎ね」

—Звучит как весьма необычное сётю.

「大変な事って何だい?」

—И что же пошло наперекосяк?

「別の得体(えたい)の知れない(きのこ)が生えてきたんだよ」

—Я создала какой-то странный невиданный гриб.

魔理沙のしょうもない失敗談に霊夢は笑っていた。

Рейму от души посмеялась над странным исходом рассказа Марисы.

「お酒はね。何からでも何処(どこ)でも出来るって訳じゃないのよ。お酒とは、神様に捧げた物を神様が自分の好きな様に変化させる事で出来るの。第一条件として醸造場所は神様の宿る場所でないと、まず上手くいかないわ。それから、もっと専門的な話になるけど……」

—Саке это такая вещь, которую нельзя сделать из чего угодно и где угодно. Его нужно варить как подношение богам, поэтому оно сперва должно им понравиться. Самое главное правило варения саке гласит: если в месте, где находится винокурня, не живут боги, то саке хорошим не выйдет. А остальное — это уже дело техники.

霊夢の話は、神学の話から徐々に生物学的な話へと移っていった。神様が好んで(かも)す物は糖分である。果物など最初から糖分が豊かな物なら、簡単にお酒が出来るらしい。運が良ければ、潰すだけ潰して放っておいてもお酒になると言う。実際、木から落ちた葡萄や梨などが、元の果物とは違うお酒の様な匂いを発している場合がある。木に成っている状態よりも、()れて落下した後の方に動物や蜂などが群がっているのを見た事が有るだろう。それは、お酒に近い発酵が進み、生き物を()き付ける匂いを発しているからである。

Рейму понемногу переходила от теологии к биологии. Богам нравится, когда продукт бродит с сахаром. И нечто вроде фруктов, в которых от природы много сахара, легко можно превратить в алкоголь. Если повезёт, то можно их просто раздавить и оставить, как есть, и они сами сбродят. А когда фрукты, вроде груш или винограда, растут на деревьях, то понять, сбродили они или нет, можно по запаху. Нередко можно увидеть, как звери и пчёлы собираются у сгнивших фруктов, которые упали на землю. Это потому, что запах брожения привлекает живых существ.

しかし、日本酒の米の様に、糖分の少ない穀物からお酒を造るには、まずは米に含まれるでん(ぷん)を糖分に変える発酵が必要である。これはお酒を造る発酵とは別の物だが、必ず通らなければならない段階である。米のでん粉が分解され、糖分が多く含まれている状態になった物を、(こうじ)と呼ぶ。麹が出来てしまえば、後は果実酒と同じで神様にお任せで良い。

Однако в случае с рисом для японского саке, в котором сахара не так много, необходимо сперва превратить крахмал в нём в сахар с помощью брожения. Даже если в результате него рис не станет саке, этот шаг очень важен. И когда крахмал разлагается, он превращается в богатую сахаром закваску. И когда она готова, всё остальное, как и для фруктового вина — дело богов.

この様に、日本酒の醸造は果実酒とは異なり、自然に放って置いただけでは中々出来ない。手間の多さは加工品の品と格を高めるのだ。他にも、日本酒と同等なお酒には麦から作る麦酒などが有る。これもまた、格別である。

Главное различие между рисовым и фруктовым алкоголем состоит в том, что практически невозможно сделать так, чтобы рис забродил сам. Чем больше времени и усилий на него потратишь, тем лучше будет результат. Есть ещё один алкогольный напиток, который создаётся примерно как саке, и называется он «пиво». Но, опять-таки, с ним дела обстоят совсем по-другому.

僕はお酒を造り始めるに当たって、お酒の作り方を自分で調べたので大体の事は霊夢に()く前に知っていたが、彼女の説明の詳しさからするとやはり今でも神社でお酒を造っている様である。

Когда я решил сделать саке, я изучил весь процесс его приготовления самостоятельно, но большую часть выведанного мной я уже раньше слышал от Рейму. Не удивлюсь, что при её-то мастерстве, у неё саке должно и сейчас готовиться в храме.

「要約すると、お酒になるには糖分が必要なのよ。得体の知れない茸じゃ大した糖分は無さそうだし、ちょっとお酒にするには難しいかも知れないわね」

—Короче говоря, чтобы сделать саке, нужен сахар. И я сомневаюсь, что в этом твоём грибе он был, поэтому сварить даже самую малость было бы проблематично.

「随分と詳しいな。そんな事ばかり勉強してないで、巫女としての勉強でもすればいいのに」魔理沙はそう言ったが、霊夢はお酒を造っているであろう、と確信した僕がフォローした。

—Не умничай. Вместо того, чтобы только саке и заниматься, поучилась бы лучше, как стать лучшей жрицей. — сказала Мариса, но я не смог пропустить это мимо ушей, так как знаю, что варение саке — это часть работы Рейму.

「いや、お酒の作り方を熟知する事は、巫女として当然であり必要な事だよ。何故なら、巫女は神と交信する為にお酒を使うんだ。()()神社でお酒を造っていて、巫女の仕事の一つだったからね。今はどうなのか知らないけど……」

—Ты не права, ведь хорошо знать, как готовить саке — очень важно для жрицы. Ведь жрицам нужно саке для того, чтобы общаться с богами. Много лет назад, варение саке для них было одной из обязанностей, хотя насчёт нынешнего времени я не уверен…

僕はそれとなく霊夢に振ってみた。神社で今もお酒を造っているのなら、何らかの反応が見られると思ったからである。だがその目論見(もくろみ)も外れ、霊夢は話を続けた。

Я искоса глянул на Рейму. Если она и вправду в данный момент готовит саке в храме, то она должна бы как-нибудь отреагировать, но мой замысел не сработал, и она продолжила говорить:

「ま、魔法の森にある魔理沙の家じゃ、別の発酵(はっこう)が進んじゃって美味しいお酒にならなそう。香霖堂もどうなんだか……」

—Ну, поскольку твой дом находится в Магическом лесу, Мариса, то там наверняка бродит кое-что другое. Может, и в Кориндо тоже…

霊夢はきょろきょろ周りを見渡した。確かに散らかっているが、そんなに不衛生ではないと思っているのだが。

Рейму окинула взглядом комнату. Понимаю, она немного захламлена, но мне кажется, она тут не такая уж и грязная.

「この家にはお酒を醸す神様は宿っていないと言うのかい?」

—Значит, ты утверждаешь, что в этом доме нет богов, которые помогли бы саке забродить?

霊夢は店内の至る所を見ている。外の世界の式神、天狗の写真機、幽霊のランプ……。一通り見た霊夢はこう言った。

Рейму осмотрелась по магазину. Шикигами из внешнего мира, фотоаппарат тэнгу, фонарь душ…[4] Посмотрев раз на это всё, она сказала так:

「お酒以外の物に醸してしまう神様が多過ぎるのよ」

—Боги тут и так помогают кое-чему бродить, помимо саке.

――茸の焼けた、香ばしい匂いがしてきた。

Пока грибы готовились, их приятный аромат заполнил комнату.

霊夢のお酒に関する講義から時間が経ち、既に外は暗く、赤く染まっていた山は既に黒い影しか見えない。くしの神も、酒好きの妖怪も、自分の好きなお酒を取り出して朝まで呑み明かす時間である。

Так как прошло уже некоторое время с тех пор, как Рейму начала свою лекцию по саке, на улице уже стемнело, и красную гору теперь можно увидеть только как чёрную тень. Настало время для Куси-но-Ками и любящих саке ёкаев достать свою любимую выпивку и пить до рассвета.

軽く塩をふった茸は、火が通ると秋の胞子(ほうし)を店内に充満させた。その香りだけでお酒が進む。霊夢と魔理沙の二人は、茸を取り合いながらはしゃいでいた。僕は、焼いた茸と一緒に呑むお酒が、自分で造ったお酒になる日を想像して、茸をほおばった。

Из-за огня воздух заполнился спорами слегка подсоленных грибов. Мы начали пить сперва только под этот аромат. Рейму и Мариса начали драться за грибы, но явно не со зла. Ну а я, заедая саке грибами, представлял себе тот день, когда моё собственное саке будет готово.

発酵が徐々に進むお酒は、どの段階でお酒なのか。実は僕には想像出来ていた。

Следуя процессу брожения, в какой же момент появляется само саке? У меня уже появилась догадка на этот счёт.

「あ、霊夢。そのカキシメジは軽く毒が有るから食べない方が良いよ。後で寝込む」

—Эй, Рейму. Я бы на твоём месте не ел эти какисимедзи, они слегка ядовиты. От них можно лечь в кровать на некоторое время.

「大丈夫だ。毒抜きしてあるぜ」

—Не переживай, я их очистила же.

霊夢は、(しばら)くうーんと唸っていたが、魔理沙が「寝込んでも大丈夫だ。神社の事は(まか)しておけ」と言ったのを聞いて、箸で(つま)んでそっと窓から捨てた。

Пока Рейму раздумывала, есть ли ей, или не есть, Мариса добавила: «Если ты и вправду сляжешь, то ничего страшного. Я присмотрю за храмом за тебя». Услышав это, Рейму выкинула гриб, который всё ещё был у нее в палочках, в окно.

実は魔法の森に生えている茸の事は、魔理沙(ほど)詳しい人間は居ない。カキシメジに見えた茸も、恐らく別の安全な茸である可能性が高い。森は陽の当たる部分が少なく、湿度も高い為か、生えている茸も他に生えていない様な物だらけなのである。

На самом деле, нет человека, который знает о грибах из Магического леса больше, чем Мариса. Есть и другие съедобные грибы, которые похожи на какисимедзи. Поскольку в лесу мало света и высокая температура, там растёт полным-полно грибов, которых нигде больше и не увидишь.

僕は常念坊(じょうねんぼう)に似た茸を取り、少し(かじ)るとお酒を口に含んだ。すると茸の芳香がお酒の力により、喉と鼻を駆けめぐり、えも言われぬ心地よさに包まれた。

Я взял гриб, похожий на дзёнэнбо, отправил его в рот и начал жевать. Грибной аромат сразу же, благодаря действию саке, прошёлся мне по горлу и носу, оставив за собой неописуемо приятное ощущение.

お酒は、どの段階でお酒なのか。

Когда же саке превращается в саке?

それは、美味しい食材と共に口に付ける瞬間で、(ようや)くお酒になるのだと思う。それまでは、お酒なのかも知れない液体に過ぎない。神が造るお酒は、人間の手の及ばない所で造られていく。それがお酒なのか、はたまた酢なのか、それとももっと別の液体になってしまうのか、文字通り神のみぞ知るのだ。

Я думаю, тогда, когда оно соединяется с вкусной едой во рту. До тех пор, саке остаётся некоей жидкостью, которая предположительно им является. Саке, сделанное богами — это нечто, что не под силу познать ни одному человеку. Превратится ли оно в саке, или в уксус, или в нечто совершенно иное? Буквально говоря, одним богам это известно.

そんな()()()()であるお酒は、当然呑む人を選ぶ。お酒の神である()()()()に敬意を払うとしたら、お酒は酔わなければいけない。大いに呑んで大いに酔う事が大切なのだ。

Это божье саке само выбирает, кто будет его пить. И чтобы воздать должные почести Куси-но-Ками, нужно опьянеть. Очень важно много пить и сильно пьянеть.

お酒にしても煙草にしてもお茶にしても珈琲(コーヒー)にしても、嗜好(しこう)品という物は、人間や妖怪の心の尺度を(はか)る良い指針となる。それら嗜好品が(たしな)める者かどうかで、懐の深さや感性を見極める。鬼や天狗、河童など、強い妖怪(ほど)お酒にも強い。吸血鬼が毎日紅茶を飲むのも、血の色に似ているから、ではない。すべて、嗜好品を嗜める様な者だから強い妖怪に成った、ただそれだけなのだ。

То, как человек или ёкай наслаждается такой роскошью, как саке, табак, кофе или чай, само по себе хорошо описывает его характер. И по этой роскоши можно легко определить степень его кругозора и чувствительности. Тэнгу, они, каппы, и другие могущественные ёкаи устойчивы к алкоголю. А вампиры пьют чёрный чай каждый день не только потому, что он по цвету напоминает кровь. Все они стали могущественными ёкаями именно из-за своей склонности к роскоши.

「どうした? (はし)が進んでいないな。その()()()の毒にやられたか?」魔理沙はそう言った。

—Что такое? Застыл что-то. Отравился тем ёненбо? — сказала Мариса.

「なんだ? その()()()ってのは」

—Что? Что такое ёненбо?

「今、香霖が食べている茸だよ。常念坊に似ているだろう? でも明らかに大きさが違うので、妖怪の常念坊と言う事で妖念坊って名付けた」

—Это то, что ты только что съел, Корин. Похож же на дзёненбо, да? Они хоть по размерам и разные, этот называется ёненбо, потому что он — ёкай дзёненбо.

嫌な予感がする。

У меня появилось плохое предчувствие.

「魔法の森にしか生えていないが、香りが良くてね。大きくて味も良いぜ。勿論――」

—Такие грибы растут только в Магическом лесу, и у них хороший запах. А у больших и вкус неплох. Конечно же…

勿論、食べても大丈夫なんだろう。食べていけない茸を網の上に置く筈が無い。この時は神ではなく、魔理沙に祈った。

Конечно же, они съедобны. Если бы они не были съедобными, то они не оказались бы у меня на печи. Сейчас я молюсь об этом даже не богам, а самой Марисе.

「勿論、幻覚作用はあるが。軽いから大丈夫だ」

—Конечно же, они галлюциногенные. Но действуют они слабо, поэтому ничего страшного с тобой не случится.

僕はそこで二人を追い出し、夕食会を中止した。二人ももう充分食べたという事もあって、大人しく帰って行った。

На этом я решил немедленно закончить ужин, и выпроводил девушек вон. Они сказали, что всё равно уже наелись, поэтому возражать не стали.

いくら本人は味見して大丈夫だったとしても、人に毒茸を食べさせるのは問題である。魔理沙は魔法の森で暮らしていて慣れているかも知れないが、普通の人間には森の瘴気は長時間耐えられない。そんな森に生えている茸である。もう少し安全な物だけを選んで欲しいが……。

Даже если для неё есть такое нормально, кормить других людей ядовитыми грибами — это уже слишком. И хотя Мариса вроде как привыкла жить в Магическом лесу, другие люди не могут подолгу там находиться из-за лесных миазм. Но грибы там всё равно растут в избытке. Хотелось бы, правда, чтобы она выбирала их поаккуратней…

ところで、一つだけ疑問が残ってしまった。霊夢は神社でお酒を造っているのだろうか、という事である。僕が意気揚々とお酒を造ろうとしていた為か、魔理沙の茸におっかなびっくりだった為か、直截()く事が(はばか)られ、答えは判らないままになってしまった。

Кстати, на один вопрос я так и не получил ответа. Делает ли Рейму саке у себя в храме? То ли из-за того, что я был слишком занят рассказом о том, что буду делать своё саке, то ли из-за того, что слишком волновался о грибах Марисы, я так и не спросил у неё об этом напрямую, поэтому ответ, полагаю, так и останется неизвестным.

Примечания[править]

  1. Первый кандзи () в слове Кориндо (香霖堂) означает „аромат“, что можно косвенно связать с варением саке или винокурением.
  2. Тот же самый кандзи „“ входит в имя Кусинадахиме в Нихон сёки (稲田姫): „(Божественно) таинственная богиня рисового поля“.
  3. В частности, это саке фигурирует во второй главе Oriental Sacred Place.
  4. Эти предметы упоминались в прошлых главах: шестнадцатой, «Неработающий сикигами», девятнадцатой, «Драконий фотоаппарат», и тринадцатой, «Призрачный свет, снег на окне». Правда, последнее может быть ошибкой, т.к. в тринадцатой главе упоминается, что Ринноске вернул фонарь Ёму за маленькую услугу…

Ссылки[править]

< Глава 20   Curiosities of Lotus Asia   Глава 22 >