Curiosities of Lotus Asia/Глава 26

Материал из Touhou Wiki
Перейти к навигации Перейти к поиску
Страницы 191-197
< Глава 25   Curiosities of Lotus Asia   Глава 27 >
088.jpg
089.jpg
090.jpg
091.jpg

幻想郷を操る妖怪
八雲の名前に隠された秘密とは…!?

Что за тайну хранит в себе имя Якумо, ёкая, что властвует над всем Генсокё?

幻想郷に多大なる影響を及ぼす、八雲紫。千年以上前に人間界と
の境界を創り出し、巫女たちを幻想郷に封じ込めているとまで言わ
れる彼女だが、その力の源が名前に隠されていたことが明らかに…!?

Ёкай, что обладает огромным влиянием в Генсокё, Якумо Юкари. Говорят, именно она более тысячи лет назад возвела Границу и запечатала жриц в Генсокё. Неужели в этот раз тайна имени, за которым сокрыта эта безграничная власть, будет раскрыта?!..

八雲立つ夜

Ночь бесчисленных туч

入道(にゅうどう)が乗っているといわれる夏の雲がひとしきり雨を降らせたと思うと、昼間の暑さを奪って何処(どこ)かへ行ってしまった。雨露に()れた月の光が窓から差し込んでいる。

Когда массивные громады летних облаков закрыли собой небо и ненадолго оросили дождём землю, дневная жара бесследно пропала. Лунный свет, размытый дождём, прорезался сквозь окно в комнату.

霊夢と魔理沙の二人は昼から店内に居たのだが、突然の夕立の所為(せい)で帰る事が出来ずに今夜は店で夕食を取る事になった。

Рейму и Мариса провели в магазине целый день, но из-за полившего вечером дождя они не смогли отправиться домой и решили остаться на ужин.

「最近、紫の様子がおかしいのよ。もぐもぐ」

—Что-то Юкари в последнее время странно себя ведёт. Ням-ням.

「あいつの様子がおかしいのは今に始まった事ではないぜ。もぐもぐ」

—Да она ведёт себя странно всегда, а не только в последнее время. Ням-ням-ням.

「二人とも、口に物を入れている時ぐらい喋るのを止めたらどうかね」

—Может вы не будете разговаривать с набитым ртом?

今日は一人で食事をするつもりだったから夕食は質素な物だった。そもそも僕は余り食事を取らないのである。夕食と言っても精々、お新香をつまみにお酒を呑む程度である。そもそも人妖である僕には、食事は(たの)しむ為にするだけであり生命維持の為に行うのではないのである。お酒が美味しく呑めれば、それで十分なのだ。

Я сегодня рассчитывал ужин на себя одного, поэтому он вышел несколько скромным. Я вообще ем нечасто. Поужинать для меня — это всё равно, что выпить саке с соленьями вприкуску. Полукровкам вроде меня не нужно много есть, это скорее для удовольствия. Мне лично вполне достаточно одного лишь вкусного саке.

だが霊夢と魔理沙の二人はそういう訳には行かず、何か食べ続けないと力尽きいつか倒れてしまうだろう。幸い酒の(さかな)は塩分が高い物が多くご飯にも合う。お米と塩分さえ有れば(しばらく)くは元気が出せるであろう。

Но с Рейму и Марисой это не так. Если они не будут регулярно питаться, то они со временем ослабнут и слягут от недостатка сил. Вкусное саке отлично сочетается с хорошо просоленной закуской. Поэтому немного риса и чего-нибудь солёного должно им хватить на некоторое время.

「紫の様子がおかしいって、あの妖怪、八雲紫の事かい?」

—Юкари, что ведёт себя странно — это тот самый ёкай, Якумо Юкари?

僕はあの妖怪が苦手だ。外の世界の物を扱ううちとしては、外の世界と幻想郷を分けている彼女にお世話になっているのだが、近くに居られると常に何か見透かされている気がして落ち着かない。

И всё-таки, не нравится мне она. Я знаю, что обязан ей. Ведь если бы не она и её власть над границей между Генсокё и внешним миром, я бы никогда не получил все эти замечательные вещи. Но когда она находится рядом, я чувствую, что её взгляд пронизывает меня насквозь, и это не даёт мне покоя.

「最近、紫が私に稽古(けいこ)を付けたりして、何かおかしいのよね」

—В последнее время, Юкари меня зачем-то заставляет тренироваться, и это странно.[1]

「霊夢に稽古? ……妖怪が? 変だね、妖怪が妖怪退治の専門家に稽古を付けさせるなんて……。それは確実に何か(たくら)んでいるっぽいな。それで霊夢は何か対策を取っているのかい?」

—Заставляет тренироваться?.. Тот ёкай? Вот уж в самом деле странно, чтобы ёкай тренировал охотника на ёкаев… Похоже, она что-то задумала. И что ты будешь с этим делать, Рейму?

「だから紫が何を企んでいても大丈夫な様に、しっかりと稽古する事にしたの」

—Мне, лично, всё равно, что она задумала. Главное, что мне теперь есть чем заняться.

「まぁそれしか無いと言えば、それしか無いけど……」

—Ну, раз ты так говоришь, то и это хорошо.

それはどのみち、紫の言う通りに動く事になっている。

Правда, тут как ни посмотри, Юкари тобой крутит как ей вздумается.

幻想郷が幻想郷たる所以(ゆえん)は、八雲紫の境界を操る力が有るからである。彼女がその力を以って外の世界と幻想郷を()けているのだ。幻想郷で彼女に逆らえる妖怪は(ほとん)ど居ない。人間の力が及ばないのは言うまでもないだろう。

Генсокё сейчас является таким, какой он есть, только благодаря тому, что Юкари может управлять границами. Именно её сила ограничивает Генсокё от внешнего мира. Вряд ли в этом мире найдётся хотя бы один ёкай, который может ей противостоять. А о людях и говорить нечего.

「……八雲、紫か。自ら『八雲』って名乗るぐらいだから、どうあがいても『巫女は彼女の言いなりになる』しかないだろうね」

—Якумо Юкари… Наверняка имя «Якумо» она дала себе сама, поэтому тут ничего не поделаешь, «жрицы должны беспрекословно ей повиноваться».

食事を終えたので月を眺めながらお酒を呑む事にした。昼の暑さを夕立(ゆうだち)がすべて流し、お陰で涼しい夏の夜となった。お月見には最適な夜であるのだが既に霊夢と魔理沙の二人は入り口前の特等席に陣取(じんど)っていたので、僕は後ろで立って呑む事にした。

Мы отужинали и сели снаружи, наблюдая за Луной и потягивая саке. Дождь смыл собой то, что осталось от дневной жары, и благодаря этому ночь выдалась прохладной. Такие ночи отлично подходят для того, чтобы наблюдать за Луной. Правда, Рейму и Мариса заняли всё место у входа, где можно было присесть, поэтому я встал за ними, попивая саке.

「あーそういえば神社に洗濯物干しっぱなしだったわ。さっきの夕立大丈夫かなぁ」

—Ой, кстати, я же в храме одежду повесила сушиться. Интересно, с ней там всё хорошо после того дождя?

「いやまあ、大丈夫な訳が無いぜ。店から出られないくらいの雨だったんだからな」

—Да где там хорошо. Тот дождь так шпарил, что мы из магазина даже носу высунуть не могли.

「そうねぇ、もう一度洗わないとね。ところで霖之助さん、さっきの話の続きなんだけど……何で『私が紫の言いなりになるしかない』の?」

—И то правда. Наверное, мне придётся её опять перестирать. Кстати, Ринноске, насчёт того разговора… А почему ты сказал, что я должна беспрекословно повиноваться Юкари?

「ああ、だって八雲紫って名前がすべてを表しているだろう?」

—Ну, её имя, Якумо Юкари, само об этом говорит, разве нет?

僕は物を見ただけで名前が判る能力を持っている。その事もあってか名前に関してはちょっと五月蠅(うるさ)い。

Благодаря своей способности я могу с одного взгляда узнать название какой-либо вещи. Наверное, из-за этого я очень придирчив в делах, что касаются имён.

物に付けられた名前には大きく分けて二種類ある。それは『物の性質を表す名前』と『物の性質を決定付ける名前』である。前者は物の色や形等の見た目や、他の物とは異なる特徴、道具の場合などは用途で命名した物である。道具や動植物、自然物等は(ほとん)どこのパターンである。

В большинстве случаев, имена можно разделить на две категории: имена, что описывают чьи-то качества, и имена, что определяют чьи-то качества. Первые — это имена, что описывают форму, цвет и остальные внешние признаки, а в случае с инструментами — ещё и их назначение. Большинство зверей, растений и природных явлений названы такими именами.

後者はまだ性質が定まっていない物や、ただ単に他と区別したいときなどに名付ける物である。人名や妖怪の個人名や、商品名などはこちらである。この場合は最も命名の力が大きく働く。だから人間の性格等は名前で大きく変わってくる為、名付けの親は様々な意味を持たせるのが普通である。決して口に出した時の語感だけでは命名しないものだ。

А вторые имена — это имена, которые даются или чему-то, чья природа не совсем определена, или чему-то, что нарекающий хочет выделить среди всех остальных вещей. Имена людей, имена, что ёкаи себе присваивают, и названия товаров входят в эту категорию. И именно они больше всех влияют на сущность вещи. Поскольку имя играет не последнюю роль в том, какой личностью станет человек, носящий его, родители обычно дают своим детям имена, в которых сокрыты разнообразные значения. Они не выбирают имя лишь по звучанию.

「八雲紫の『紫』は虹の最も外側の色だ。虹というのは雄の龍と雌の龍の通り道として二つの輪っかがセットで現れるんだが、お互いの外側の色が紫なんだ」

—Слово «Юкари» значит «фиолетовый», а фиолетовый цвет — это самый крайний цвет в радуге. И когда дракон пролетает в небе, оставляя за собой след из двух радуг, то их дуги выглядят как совпадающий набор цветов, и при этом фиолетовый цвет — крайний для них обеих.

「確かに、虹って良く見ると二つ見えるときが有るけど……色の並びは覚えていないわ」

—И вправду. Если присмотреться к радуге, то можно увидеть вторую такую же… Но я почему-то никогда не могла запомнить, в каком порядке в ней идут цвета.

虹が現れる時は、良く見ると比較的はっきり見える内側の虹と、その外側に薄い虹の二つが掛かっている事が多い。それぞれの虹の色の並び方は異なっている事は余り知られていない。

Когда появляются радуги, часто так бывает, что они появляются парами: к внутренней, чётко различимой радуге, добавляется другая, едва заметная. Но не так уж и много людей знает, что порядок расположения цветов в них не одинаков.

内側の虹は下から順に紫、藍、青、緑、黄、橙、赤の順に並んでいるが、外側の虹は下から赤から紫の逆順に並んでいる。つまり、二つの虹を (まと) めて見ると下から順に見て紫から赤になり、赤からまた紫に戻る形になっているのだ。虹と空の境界は必ず紫色なのである。

Сверху вниз, цвета внутренней радуги идут в таком порядке: фиолетовый, индиго, синий, зелёный, жёлтый, оранжевый и красный. А во внешней они отражены, и идут от фиолетового к красному уже снизу вверх. Другими словами, если сложить обе радуги вместе, то снизу вверх цвета будут идти от фиолетового к красному, и от красного снова к фиолетовому. Граница между радугой и небом в любом случае остаётся фиолетового цвета.

「それだけでも自分の名前が境界を暗示しているだろう? それともう一つ、『八雲』の方だが……言葉の意味だけ取ると八雲とは『幾重(いくえ)にも重なった雲の事』である」

—Только по этому можно понять, что её имя относится к Границам, правильно? Но это только имя. А вот насчёт её фамилии, Якумо… Если рассматривать его буквально, то слово «Якумо» означает облака, что скопились в большую тучу, много раз накладываясь одно на другое.

「言葉の意味だけってどういう意味?」

—И какой смысл в рассматривании его буквально?

「と言うのも、八雲という言葉は単体で使われる事は少ないんだ。八雲とは神々の地の出雲に掛かる言葉である事が多いんだ。彼女の場合は恐らく『八雲立つ 出雲(いずも)八重垣(やえがき) (つま)ごみに 八重垣作る その八重垣を』の八雲を取っていると予想できる」

—Вообще, слово «Якумо» используется довольно редко. Исключением является священная земля Идзумо, где оно часто встречается. Наверное, Юкари взяла его из этой песни:
Якумо тацу
идзумо яэгаки
цумагоми ни
яэгаки цукуру
соно яэгаки о[2]

「何よその呪文」

—Что это, заклинание какое-то?

「これは素戔嗚尊 (すさのおのみこと) ()んだ和歌だよ。何とこれが日本で最初に詠まれた和歌だと言うのが驚きだろう?」

—Это песня, которую сочинил сам бог Сусаноо. Говорят, это самое первое японское стихотворение. Занятно, не правда ли?

「へぇ。素戔嗚尊って荒々しいイメージだったけど歌を詠んだりしてたのねぇ。それでどういう意味の歌なの?」

—Ничего себе. Мне всегда казалось, что Сусаноо — злой бог. Никогда бы не подумала, что он сочинял песни. Ну и, что она значит?

「内容はもの凄くシンプルで『幾重にも美しい雲が重なる出雲の国に、我が妻である奇稲田姫 (クシナダヒメ) を隠れ住ます為に八重垣(幾重にも重なった厳重な垣根)の家を造ったぞ』って感じの物だ」

—Её трактовка, на самом деле, очень проста: «В землях Идзумо, покрытых прекрасными грузными облаками, я возвёл для жены своей, Принцессы Кусинада, великолепные покои в восемь оград[3], где она сможет жить в мирном уединении».

「……えーっと、家を造ったってだけ? 歌としてはどうなのかしら」

—…Значит, он только построил дом? Не такая уж больно важная причина, чтобы сочинить песню, я так посмотрю.

「まあ初めての和歌だからね。八重垣を繰り返して言う所なんか、家を作った事で浮かれている感じが歌に表れていて良いじゃないか」

—Зато это самая первая песня в Японии. Разве тебе не кажется, что то, как он повторяет слово «яэгаки» в конце само говорит о том, что он был безмерно рад построенному им дому, и поэтому он решил сочинить об этом песню?

「馬鹿っぽいとも言えるけどね」

—Как по мне, так оно как-то по-дурацки звучит.

巫女が神様に対して馬鹿っぽいと言うのも如何(いかが)な物かと思うが……。

Не знаю уж, что и сказать про жрицу, которая называет богов дураками…

「結論を言うと八雲紫という名前は、境界を意味する下の名前と併せて『神様を閉じこめる堅固な(かこ)い』を表しているんだ。神様を巫女に置き換えればまさに幻想郷の構図だね。紫は決して幻想郷から巫女を逃がそうとはしない」

—Это всё приводит нас к тому, что имя Якумо Юкари относится не только к границам, но ещё и имеет значение «Надёжная ограда, что удерживает собой богов». А если заменить здесь богов на жриц, то оградой этой будет, несомненно, Генсокё. То есть, Юкари ни в коем случае не даст жрицам выбраться из Генсокё.

霊夢は黙ってしまった。思い当たる節は幾らでも有るのだろう。

Рейму молчала. Ей определённо есть, о чём сейчас поразмыслить.

このまま黙ってお酒を呑んでも美味しい事は美味しいが、それ以上の楽しみが無いので僕の方から新しい話題を振る事にした。

Хорошо вот так в тишине наслаждаться саке, но на этом всё хорошее так и заканчивается, поэтому я решил сменить тему.

「さっきの和歌だけど、口に出してみるともう一つの側面が見えてくるんだよ」

—Кстати, насчёт той песни. Если произнести её вслух, то можно заметить ещё одну интересную сторону в ней.

「八雲立つ…… えーっと何だったか忘れたぜ」魔理沙がそう言ったので、僕はもう一度復唱した。

—Якумо тацу… Как его там? Я уже забыла. — Когда Мариса это сказала, я повторил песню ещё раз.

「『八重垣』が何度も出て来てリズム感が有って詠んでて楽しいだろう? それに、その八重垣はすべて最初の八雲の『や』に掛かっているんだ」

—Замечаете, насколько радостно звучит ритм повторяющегося слова «Яэгари»? И насколько хорошо он сочетается со звуком «я» в первом слове, «Якумо»?

「や、や、や……確かにやかましいくらいだけど。何でそんな事したのかしら?」

—Я-я-я… Как-то многовато тут «я» выходит. Интересно, Сусанно намеренно так сделал?

勿論(もちろん)この事に意味が無い訳が無い。この『や』は八が持つ本来の意味を暗示しているんだよ」

—Безусловно, и в этом есть свой скрытый смысл. И значение этого «я» лежит в другом слове, что тоже читается как «я».

「本当かしら? で、どういう意味なの?」

—Правда? И что это за слово?

「それは天照大神(あまてらすおおみかみ)から身を隠すのに最適な『夜』と言う意味だ」

—Это, конечно же, великолепная «ночь», что вечно прячется от лучезарной Аматэрасу.

風が冷たくなってきた。先ほどの夕立(ゆうだち)で湿った地面が乾き始め、それと同時に熱を奪われた空気が動き始めたのだろう。僕は燃料 (おさけ) を追加した。燃料は体を冷やし過ぎないのと同時に、飛躍的過ぎる(ほど)の新しい発想力を生む。平常心では新しいアイデアは常識レベルを超えないからだ。

Ветер стал прохладным. Наверное, когда промокшая под недавним дождём земля начала понемногу высыхать, лишённый тепла воздух пришёл из-за этого в движение. Я долил себе ещё немного «горючего». Оно меня особо не прохлаждало, но хотя бы способствовало мыслительному процессу. В конце концов, когда постоянно смотришь на вещи трезво, то новые мысли, что бросают вызов здравому смыслу, в голове рождаются нечасто.

「実は八と言う数字は夜と密接な関係が有るんだ。八も夜も『や』と読むだろう?」

—Число восемь, на самом деле, очень тесно связано с ночью. Например, оба этих слова можно прочитать как «я».

「それだけだと、焼き肉も夜になるぜ。ま、普通は夜か。でもそれだけじゃあ偶然じゃないのか?」

—Ну да, но то же самое можно сказать и о якинику, ведь его обычно едят ночью. Но ночь всё равно произносится как «ёру». Хочешь сказать, что это не просто совпадение?

「八と夜だけならそう思うのも仕方がないだろう。だが不思議な事に、他の国の言葉でも八と夜は(ほとん)ど一緒の読みなんだよ」

—Так могло бы показаться, если бы так было только с японскими «восемь» и «ночь». Но, что интересно, эти два слова звучат похоже и в языках других стран тоже.

「そうなの? 流石(さすが)に他の言葉はよく知らないけど」

—Вот как? Ну, я в других языках не очень-то разбираюсь.

「英語の『エイト』と『ナイト』、ラテン語の「オクト」と『ノクト』、ドイツ語の『アハト』と『ナハト』……他にも世界の言語の多くが八と夜が似ているんだ。これでも偶然かい?」

—По-английски они звучат как «Eight» и «Night», по-латыни — «Oct» и «Noct», по-немецки — «Acht» и «Nacht». И во многих других языках слова «восемь» и «ночь» звучат очень похоже. Это, скажешь, тоже совпадение?[4]

「ふーん、外の世界の国の事はよく判らんがな。ま、どうして八と夜の言葉の読みが似ているんだ?」

—Хм, чё-то непонятные они какие-то, эти страны из внешнего мира. Ну ладно, тогда растолкуй нам, почему слова «восемь» и «ночь» так похожи.

「これには諸説有って、残念ながら正確な理由は誰も知らない」

—Насчёт этого есть несколько теорий, но ни одна из них, к сожалению, не даёт на этот вопрос определённого ответа.

「何だよ、持ち出しておいて理由は判らないのかよ」

—Ну ты даёшь, начинаешь разговор о чём-то, чего сам не знаешь.

「何しろ他の国の言語は語源に関しても調べる事が多すぎて単純じゃないんだ」

—Это не так уж и просто, ведь в разных языках эти слова наверняка возникали по-разному.

魔理沙は不満そうだったので、今度調べておくよ、とだけ答えておいた。

Марису этот ответ явно не удовлетворил, поэтому я пообещал ей, что разузнаю потом на этот счёт побольше.

「でも、日本に限って言えば理由は想像付く。日本では『八雲』、『八重垣』、『八百万(やおよろず)の神』と、八とは単純に個数が八つと言う意味ではなく、数が非常に多いと言う事を示している事もあるのだが……その用途に使われる時は必ず『や』と言う読み方をする事に注目したい」

—С другой стороны, мы всё ещё можем выяснить, почему они звучат похоже в японском. В японских словах вроде «якумо», «яэгари», «яородзу-но-ками» частичка «я» означает не число восемь как таковое, а, скорее, большое количество чего-либо… Заметьте, во всех случаях, когда она имеет такое значение, она читается как «я».

「坂の多いと言う意味の『八坂』、幾重にも花びらが重なった『八重桜(やえざくら)』、多くの首を持つ『八岐大蛇(やまたのおろち)』……。確かに、多いという意味の時も読み方は『や』ね」

—Много холмов будет «ясака», много лепестков сакуры — «яэдзакура», а ещё многоголовый змей - «Ямата-но-Ороти»… И вправду, в значении «много» она всегда произносится как «я».

「これらの言葉は、漢字が当たられる前から存在していた古い言葉なんだ。今の日本語では、数が多い事を八とは言わないよね」

—Это всё очень старые слова, которые использовались ещё до того, как мы начали использовать кандзи для письма. В современном японском мы не говорим «восемь чего-то», когда хотим сказать, что этого чего-то много.

「八人前で大量に持ってこられても困るぜ」

—Да уж, восемь человек принимать за толпу было бы зазорно.

「結論から言うと、数が多い『や』に八の字を当てたのは、八が大きい数だったからに過ぎない」

—Так вот, к чему я, собственно, веду. Это слово, означающее большое количество, пишется как «я» потому, что восемь — это большое число.

「八が大きい数? もっと大きい数なら幾らでも有るぜ?」

—Восемь — большое число? Да вроде бы чисел побольше восьми тоже хоть отбавляй, разве нет?

「いや、一桁の数字で考えると九が最大だが、八も九に次いで大きな数字だ。でも九は久、つまり永久を意味し、昔から無限を表していた。漠然と多いと言う状態は有限だから、感覚的に無限よりは少ない事が判る。だから、九の一つ下の八の字を『や』に当てた、と言った感じじゃないかな」

—Ну, несмотря на то, что за восемью и девятью следуют другие, бóльшие числа, из однозначных самое большое мы всё равно имеем девять. Но «девять», что читается как «кю» ещё с древних времён было связано с бесконечностью — «эйкю». В конце концов, если мы имеем много чего-то, это что-то всё равно можно сосчитать, что значит, что его меньше, чем бесконечность. Думаю, именно поэтому восемь, что на единицу меньше чем девять, начали произносить как «я».

「ふーん。元々八は『や』とは読まなかったと言うのね? それが夜と何の関係が?」

—Хм-м. Значит, «восемь» изначально не произносилось как «я»? И как это связано с ночью?

「八では夜が『や』だったんだよ。非常に多いと言う言葉に夜を当てたんだ」

—Дело в том, что ночь имела значение частицы «я» раньше, чем восемь. Ведь любое понятие, означающее большое количество чего-либо, всегда каким-то образом имело отношение к ночи.

それだけではない、日本の数字の呼び方にはもっと多くの秘密が隠されている。

И это ещё не всё. Японские слова-числительные хранят в себе великое множество таких вот секретов.

「何で非常に多いという言葉が夜なのかしら?」

—А почему тогда слова, означающие множество, были связаны с ночью?

「今夜みたいな、月の明かりだけが頼りの夜に空を(なが)めて見ればいい。何で夜が非常に多い、と言う言葉になったのか判ると思わないかい?」

—Ты сама поймёшь, если взглянешь на это освещённое Луной ночное небо. Разве тебе не кажется, что оно само будто говорит нам о том, почему ночь связана с множеством?

数刻(すうこく)前に夕立(ゆうだち)を降らせた雲の姿はもう何処(どこ)にも見あたらなかった。その代わり、幻想郷の夜は無数の星で埋め尽くされていた。お酒を呑むのを忘れて星空を眺めた。空に流れる銀色の河は、すべての星の数を数え上げようとした無謀な挑戦者の野望を打ち砕くのに十分過ぎた。

Тучи, что ранее этим вечером оросили землю дождём, бесследно пропали. А вместо них в небе над Генсокё заблестели бесчисленные звёзды. Забыв о своём саке, я поднял голову к звёздному небу. Лишь одного вида серебряной реки, что течёт по небу, достаточно, чтобы разбить самые сильные надежды дерзких смельчаков, которые хотят пересчитать в ней все звёзды до последней.

それとは対照的に昼の空に浮かぶ太陽は無二の存在であった。天照大神(あまてらすうおおみかみ)、つまり太陽が最高神として(あが)められる様になるのは当然の結果であろう。

И в противоположность этому, Солнце плывёт по небу в гордом одиночестве. Поэтому вполне естественно, что лучезарную Аматэрасу, богиню Солнца, считают верховной богиней среди всех остальных богов.

夜には無数の星が浮かんでいた。まるで太陽から身を隠さなければいけない者たちのか細い光の様だった。満点の夜空は、人間の存在が太陽に比べるとちっぽけな物だという事を感じさせられると同時に、太陽に負けた妖怪たちの切なさも表している様だった。

Бесчисленное множество звёзд мерцает вдалеке. Их отблеск выглядит так, будто им самим приходится скрываться от Солнца. Ночное небо, должно быть, олицетворяет то, насколько люди кажутся ничтожными по сравнению с Солнцем, равно как и то, какие муки испытывают ёкаи, что обречены ему проиграть.

「何にしても、紫が何を(たくら)んでいても大丈夫な様に修行するしか無いのね」

—Как бы там ни было, что бы там Юкари не задумала, думаю, ничего страшного в этом нет, и мне остаётся лишь усердно тренироваться.

「ま、そういう事になるかな。霊夢にとっても稽古になって力が付くのなら良い事だし、それに……」

—Ну да, так и есть. Тебе будет полезно подтянуть свои навыки во время тренировки, и кроме того…

紫に(かな)う訳が無いのだから、逆らう理由も無いのだ。

Противиться воле Юкари ровным счётом невозможно, поэтому причины, чтобы с ней спорить, тоже нет.

「うん。取り敢えず神社に帰ったら、新しい修行のメニューでも考えるかな」

—Ага. Ладно, тогда я, для начала, вернусь в храм, и составлю себе новое расписание тренировок.

「その前に、夕立で悲しい事になっている筈の洗濯物を再度洗濯するのが先だぜ」

—Только сначала я бы посоветовала тебе перестирать ту одежду, что ты повесила сушиться. А то после дождя она наверняка себя там неважно чувствует.

「うう」

—Ох-х…

「大体、夏に夕立なんて付き物だ。昼間晴れていようと、外に洗濯物を出したまま長時間家を離れるなんて不用心すぎるぜ」

—И вообще, летом такие вечерние дождики случаются довольно часто. Развешивать одежду сушиться днём, когда ещё ясно, и уходить надолго из дому — это слишком легкомысленно.

「洗濯物は()れてるんだから、雨で濡れても似たような物だし」

—Постиранные вещи и так были мокрыми, так что им сделается от небольшого дождя?

「まあそうかも知れんけど」

—Ну, и то правда.

「いやいや、そんな事ばかりしていると服が傷んでしまうよ。そうじゃなくても君たちの服は弾幕で寿命が短いんだから、洗濯ぐらいはちゃんとした方が良い。物を大切にしないといけないよ」

—Нет-нет, если ты не будешь следить за своей одеждой, то она так вскоре испортится. А с твоими битвами даммаку она и без того обречена на недолгую жизнь, поэтому хотя бы стирай её, как положено. Нужно дорожить своими вещами, знаешь ли.

「はいはい。明日は乾くまで神社を離れないわよ。夏の日差しなら一眠りもすれば乾きそうなもんだしね」

—Ладно-ладно. Завтра я из храма ни ногой, пока одежда не высохнет. Всё равно под летним Солнцем она высохнет в два счёта.

「眠っていたら留守なのと変わらんがな」

—Но если ты заклюёшь носом, пока будешь ждать, то это будет всё равно, что уйти же.

数字の一は『ひと(つ)』とも読める。一二三を『ひぃふぃみぃ』と数える様に、一は『ひ』である。それは言うまでも無く日、つまり太陽の事だった。日本の数字は、太陽に始まり『ふぅ(風)』『みぃ(水)』と空、大地と経て、夜まで繋がっている。日本の数字は九までで森羅万象を表しているのだ。

Число один может произноситься как «хито» или «хитоцу». А если считать «раз-два-три» как «хи-фу-ми», то ещё и как «хи». И «хи», конечно же, значит «день», или, другими словами, Солнце. Японские числительные начинаются с Солнца, а за Солнцем идут ветер (Фуу), вода (Мидзу), небо, земля, и так дальше до ночи. В Японии числа до девяти объединяют в себе всё, что есть в природе.

数字一つとっても言葉とはこれだけ深い意味を持っている。だからという訳でもないが、名前に数字を含める事は深い意味を隠しやすく、強力な妖怪ほど数字を名前に含めたりするのだ。数字を、ただの個数を表すだけの言葉だと思ったら大間違いである。そう思って周りの物を見てみると良い。巧妙(こうみょう)に隠された秘密が見えてくるかも知れない。

Каждое число хранит в себе столь много тайн. Поэтому естественно, что имена, частью которых является число, скрывают в себе очень глубокий смысл, и не удивительно, что сильный ёкай захочет выбрать себе такое имя. Ошибочно думать, что числа — это всего лишь слова, обозначающие количество. Если ты так считаешь, то тебе стоит получше присмотреться к миру вокруг себя. И ты можешь заметить великое множество разнообразных, тщательно сокрытых в нём секретов.

Примечания[править]

  1. Та сцена, где Юкари отчитывает Рейму, немного ранее была описана в Silent Sinner in Blue, в июльском выпуске Comix Rex (2007), а эта глава вышла в октябрьском номере Dengeki Moeoh (25 августа).
  2. Восемь гряд облаков
    Над Идзумо простираются,
    Где возвожу я для милой
    Покои в восемь оград
    Эти покои в восемь оград!
  3. «В восемь оград» фигурально значит «Очень хорошо защищённый». Для понимания того, о чём сейчас пойдёт речь, это стоит запомнить.
  4. Да, это просто совпадение. Ринноске делает лингвистическую выборку неполной, чтобы доказать свою точку зрения. Существует множество языков, в которых это правило не соблюдается: китайский („“ (ба) и „“ (йэ)), финский (kahdeksan (каадексан) и yö (ё)) и даже Великий и Могучий („восемь“ и „ночь“).

Ссылки[править]

< Глава 25   Curiosities of Lotus Asia   Глава 27 >